Enigma Enigma

Ukrainous

2022-04-17 13:38:49 eye-2 4068   — comment 0

Дневник русского оккупанта. Записи офицера, найденные в Катюжанке Киевской области

Катюжанка – село в Киевской области, которое находилось под российской оккупацией почти с первых дней полномасштабной войны. От села до центра Киева – около 60 километров, почти 40 км – до Ирпеня, Бучи, Гостомеля. Ранее уже удалось выяснить, что именно там, в здании и на территории местной школы, военные устроили командный пункт. Вертолетами в Катюжанку в конце марта прилетал командующий войсками Восточного округа – чтобы вручить боевые награды «военнослужащим, отличившимся во время проведения "специальной военной операции"» на «наиболее важном направлении – Киевском». Об этом тогда массово писали в российских СМИ.

После освобождения Катюжанки в школе начали находить то, что оставили захватчики. Кроме окопов, заброшенной техники, уничтоженной инфраструктуры – в школьных кабинетах можно встретить литературу о «Великой отечественной войне», советских энциклопедиях, портретах Ленина и расписанных досках с обращением военных к украинским детям. И ежедневники солдат. Окопавшись на территории школы, у военных было время не только на то, чтобы описывать быт, обычаи и настроения русской армии. Но подробно рассказывать о том, чем именно они занимались на службе. Один из таких дневников – оказался в распоряжении журналистов. В нем военный, скорее всего, офицерского ранга, записывает свои экзистенциальные размышления – о том, откуда и зачем армейцы приехали в Украину, анализирует военную стратегию рф и рассказывает, как проводил в Катюжанке допросы украинцев.

Всем работникам Катюжанской школы во время уборки после деоккупации села было дано указание - собирать все ценное, что может в будущем служить доказательством, рассказывает журналистам директор учебного заведения Николай Микитчик.


Таким образом, был найден один из дневников военнослужащих, который впоследствии оказался в распоряжении журналистов Радио Свобода. Он вел его в одной из тетрадей, вероятно, найденных прямо в школе.

«Наш учитель - моя жена, нашла дневник в одном из кабинетов, который вел, скорее всего, один из офицеров. И, притом, скорее всего – юрист или представитель Федеральной службы безопасности (ФСБ) РФ. Там это по контексту можно понять», – говорит Микитчик.


Идентифицировать его личность пока не удалось: военный только раз на страницах дневника называет свое имя – Константин. Отмечает, что вместе с армейцами пересекли украинскую границу 24 февраля. Через несколько дней, 28 февраля – прибыли в Катюжанку.


Свои размышления он начал описывать с 13 марта – когда русская армия уже почти две недели как оккупировала территорию села и окопалась в школе.

«Ехали на учебу, а попали на войну… или война…» – таков заголовок дневника.

Военный вспоминает путь, который они проделали: выехали из российского города Смоленск через Беларусь – и попали на территорию Украины.

«Сижу в Катюжанке, это такое село. Изучаю школьную документацию», – пишет военный и добавляет: «До сих пор не смирился с тем, что я нахожусь в чужом государстве, до сих пор не верю в войну. До сих пор не знаю, правильно ли все это».


В то же время даже позволяет себе критиковать поведение командования: «Бесит, что никто не говорит правду о потерях, о реальности боевых действий, только и слышу, что «Дело наше верное, победа будет за нами»! Но верно ли это дело? Залезть в чужую страну и бомбить ее города?

«Хотели блицкриг, а в результате… сели на пятую точку. Есть ощущение, что история назовет наши действия вторым гитлеризмом и устроит очередной «нюрнберг», я вихлять не стану, виноват, был, воевал, сожалею!»


На страницах дневника военный рассказывает о потерях среди «своих».

«Артиллерия «мажет», БПЛА тупят... войска не слаженные, трехсотые и двухсотые в достатке, а командование в докладах говорит лишь о мнимом успехе... Путину скоро 70 (столько ему исполнится в октябре 2022 – ред.), если он умрет начав войну, будет что-то!"

Через два дня, 15 марта, военный написал о том, что вероятно по месту их пребывания будет организован «ОГВС» ( Объединенная группировка войск (сил) или «ПВД»: пункт временной дислокации).

В конце марта журналисты обнаружат, что именно на территории Катюжанской школы российские войска обустроили пункт командования.


«В воздухе витают слухи о контрнаступлении Украины. Якобы страны помогают личным составом и техникой. Но это только слухи», – продолжает дописывать военный и на этот раз уже хвастается тем, что «задания выполнены отлично», армейцы обнаружили «хранилище техники».

Еще через 2 дня военный расскажет о том, как проводил допрос.

«Совместными усилиями вашего покорного слуги и сотрудника были допрошены лица в составе 12 человек, все – нацисты, – перечисляет он. – Я был безжалостен, распинал их перекрестными, индивидуальными и ночными допросами».

«В очередной раз пришлось допрашивать священника, не могу сказать, что был мягок, отнюдь – строгость и профессионализм мной были проявлены с сугубой самоотдачей, что повлекло восхищение спецов из ФСБ", – рассказал военный и продолжил дописывать в дневнике. – "Допросы идут успешно, информативно, обещают предоставить для допроса протестантского пастора. Если ему есть что скрывать, я выясню это, как бы он ни хитрил, на таких товарищах я, как говорится, собаку съел!"


Журналистам удалось раньше пообщаться с бывшим украинским военнослужащим, который, по его словам, просидел в подвале два дня. Вместе с ним, говорит, было еще 14 человек.
Он рассказал, что его допрос в школе проводил военный по прозвищу Немец. Журналисты заметили эту надпись на дверях одного из школьных кабинетов.


После упоминаний о проведённом допросе российский военный пожаловался на то, что его не берут «в бой».

«Обещали взять на боевую задачу, долго я оббивал пороги, чтобы добиться разрешения – в ответ убеждают, что это опасно, а мою голову надо беречь, что у каждого своя война, и не всегда она на поле, в перестрелке, что моя роль не менее важна, что мной уже много сделано для победы русского оружия», – говорится в дневнике.


Ниже он фантазирует по теме карьерной перспективы: «Коллеги выше рангом, которые служат в сфере безопасности, предвещают мне успешное будущее сотрудника контрразведки и обещают помощь в подготовке и пребывании в академии».


На остальных страницах он пишет о том, что мечтает стать судьей и размышляет над тем, какие проблемы есть в судебной системе и как ее реформировать.

Последнее сообщение в дневнике датировано 19 марта.

Катюжанка в Киевской области находилась под российской оккупацией около месяца.

 

Материал взят с https://www.radiosvoboda.org

Автор: Кіра Толстякова

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma