Enigma Enigma

Богдан

2020-01-14 09:59:12 eye-2 2968   — comment 0

До джерел 4

 

Б.Д.Греков «Киевская Русь»,

«Государственное издательство политической литературы»,

Москва, 1953 год.

 

 

   «Когда речь идет о культуре того или иного народа, то приходится учитывать не только непосредственные достижения этого народа, но и то наследство, которое он получил от своих этнических предшественников, из элементов которых создавался и сам народ.

   Мы не можем точно сказать, как именно и когда образовались славяне, но мы с полной убежденностью можем утверждать, что их происхождение корнями и ветвями входит в доскифское и скифское время. Предками славян были земледельческие и скотоводческие неолитические племена Восточной Европы.

   …Такое замечание относится ко всем народам мира. Нет народа без предков. Не может быть и истории без учета ценностей, созданных этими предками.» (стр.376)

 

   «VI – VII века – это время выявления собственной оригинальной восточнославянской, иначе антской, или русской культуры. С этого времени восточные славяне в письменных источниках именуются антами, а один из сирийских писателей, Захария, называет их «рос». Весьма вероятно, что один из правых притоков Днепра, носящий имя Рось, связан с названием народа – рос. На эти предположения наводят и археологические факты: именно в Поросье найдено наибольшее количество антских вещей. Именно здесь, в стране чернозема, в полосе перехода леса к степи, имелись налицо условия для более быстрого роста культуры по сравнению с северной лесной полосой.» (стр.378)

 

   «Удар, нанесенный вторжением сарматов, выразился в заметном упадке греческих городов и некотором упадке культуры скифов-пахарей. Но никакие катастрофы не смогли уничтожить культурных достижений Поднепровья, которое, несмотря ни на что, продолжало итти впереди северной лесной полосы. Старые корни поднепровской культуры оказались весьма стойкими и жизнеспособными. Когда в связи с ростом Римской державы изменилась карта мира, и римские города, крепости и гарнизоны распространились от нынешней Венгрии до Приазовья, именно Поднепровье оказалось наиболее подготовленным к восприятию элементов римской культуры…

   Непосредственным носителем культуры этого периода было раннее славянское население, оставившее своеобразные погребальные памятники, так называемые поля погребальных урн (I – V века).

   Основной район распространения полей погребальных урн – это Поднепровье, Волынь, Галичина, Западное Побужье. В низовьях Днепра поля погребальных урн встречаются в сочетании с прямоугольными городищами римского времени.

   …Окончательное падение Западной Римской империи, массовое движение славян через Дунай в пределы Восточной Римской империи и в связи с этим последним некоторая передвижка славянских племен, нашествие аваров, против которых выступает крупный союз славянских племен под главенством дулебов, – все эти важнейшие события мирового масштаба отражаются как на судьбах славян вообще, так и, в частности, на его восточной ветви.

   Начинается новый период в истории восточных славян. Период этот подводит нас непосредственно к объяснению блестящей культуры Киевской Руси.» (стр. 378 – 379)

 

   «Древнерусское государство, стало быть, образовалось не на пустом месте. Образование Древнерусского государства есть политический факт сравнительно позднего времени. Это одно из последних звеньев в цепи политических событий в восточной и особенно юго-восточной Европе VI – IХ веков.

   В центре этого государства стал город Киев.

   Но прежде чем наша страна и наши народы, издавна ее населявшие, начали объединяться под властью Киева, в разных частях этой огромной страны уже намечались политические объединения со своими особыми центрами. Первый факт этого порядка сообщается у Иордана. В 375 г. вождь остготов Винитар, «желая показать свое удальство, вторгся с оружием в руках в пределы антов» и был ими разбит. Впоследствии Винитару удалось победить антов, взять в плен их князя (regem) Божа, которого распял на кресте вместе с его сыновьями и 70 старейшинами [цій кривавій події буде присвячена окрема сторінка]. Это сообщение говорит нам о появлении уже в IV веке у антов сильных военных вождей, распространявших свою власть если не на всех антов, то по крайней мере на весьма значительную их часть.

    «Повесть временных лет» рассказывает о том, что славяне жили на Дунае и «придоша от скуфь, рекше от козар, рекомии болгаре и седоша по Дунаеви, населници словеном быша», т.е. болгар-тюрки пришли сюда тогда, когда славяне здесь уже утвердились окончательно. «посемь придоша угри белии» и они тоже «наследиша землю словеньску». Они «погнаша волохи», которые «прежде прияша землю словеньску. Си бо угри почаша быти пр- Ираклии цари… В си же времяна быша и обри, иже ходиша на Ираклия царя и мало его не яша. Си же обри воеваху на словенех, и примучиша дулебы, сущая словени… и бог потреби я, и помроша вси, и не остася ни един обрин…». Это известие «Повести» перекликается с арабским известием Масуди. Весьма добросовестный и компетентный арабский историк-географ в своих «Золотых лугах» рассказывает о том, что одно из славянских племен некогда господствовало над другими племенами. У этого племени был верховный царь Маджак, которому повиновались все прочие цари. Потом это политическое объединение распалось вследствие внутренних раздоров, и каждое племя выбрало себе царя. Господствовавшее некогда славянское племя Масуди называет волынянами. А из «Повести временных лет» видно, что волыняне – это и есть дулебы. Ключевский давно уже установил внутреннюю связь этих известий. «Можно догадываться, – пишет он, – почему киевское предание запомнило одних дулебов из времен аварского нашествия. Тогда дулебы господствовали над всеми восточными славянами и покрывали их своим именем, как впоследствии все восточные славяне стали зваться русью – по имени главной области в Русской земле, ибо Русью первоначально называлась только Киевская область. Во время аварского нашествия еще не было ни полян, ни самого Киева, и масса восточного славянства сосредоточивалась западнее, на склонах и предгорьях Карпат… Итак, мы застаем у восточных славян на Карпатах в VI веке большой военный союз под предводительством князя дулебов. На Руси во времена князя Игоря (когда и писал Масуди. – Б.Г.) еще хорошо помнили об этой первой попытке восточных славян сплотиться, соединить свои силы для общего дела, так что арабский географ того времени записал довольно полное известие об этом. Сто лет спустя, во времена Ярослава I, русский повествователь отметил только поэтический обрывок этого исторического события. Этот военный союз и есть факт, который можно поставить в самом начале нашей истории: она… началась в VI веке на самом краю, в юго-западном углу нашей равнины, на северо-восточных склонах и предгорьях Карпат». (стр.441 – 442)

 

   «Итак, анты, подобно тому, как и южные и западные славяне, уже в VI – VII веках создали свою политическую организацию, вполне своевременную при тех условиях, о которых мы уже говорили выше. Следующее известие падает на более позднее время. Оно принадлежит арабскому географу Джайхани, писавшему в начале Х века, но пользовавшемуся более ранними источниками. Он сообщает, что в восточноевропейской равнине существовали три славянских союза, у каждого из коих был свой царь. Один из этих союзов – Куявия с городом Куява. Союз этот вел торговлю с соседними народами и допускал на свою территорию иноземных купцов; другой – Славия, а третий – Артания, лежавшая поблизости к «Хозару»; эта последняя – воинственная страна, не допускавшая к себе иноземцев, сумевшая наложить дань на пограничные области Рума (Византии).» (стр. 443)

 

   «Военная служба в эти время не была ни привилегией для одних, ни бременем для других, но обязанностью всех. Военная сила складывалась из вооруженных людей; на войну шел всякий, кто был способен.» (стр.311)

 

   «Тот же Менандра сообщает интересный факт, свидетельствующий о сознании славянами своей военной силы. Аварам на требование дани вождь славян Добрит ответил, что нет силы, способной заставить славян кому бы то ни было покориться…» (стр. 312)

 

   «Племена славян и антов, – пишет Маврикий, – сходны по своему образу жизни, по своим нравам, по своей любви к свободе; их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению; они храбры, преимущественно в своей земле, выносливы, легко переносят жар, холод, дождь, наготу, недостаток в пище… находящихся у них пленных не содержат в рабстве, как прочие племена, в течение неограниченного времени… (дальше идет хорошо известная характеристика быта славян и антов. – Б.Г.)…» (стр. 312)

 

   «…Особенно ярки показания византийских писателей VI – VII веков и историка готов Иордана. Последний пишет: «К нему (Дунаю – Б.Г.) прилегает Дакия, как венцом огражденная высокими горами, по левой стороне которых и от верховьев Вислы на неизмеримом пространстве обитает великий народ винидов»… «хотя имя их и меняется теперь в зависимости от племен и мест, но гбавные названия их – склавины и анты. Склавины живут от города Новиодунского и так называемого озера Мурсийского до Днестра и на север до Вислы; анты же, сильнейшие между ними – над излучиной Черного моря от Днестра до Днепра».

   Прокопий в определении территории антов не расходится с Иорданом и подтверждает их численность. «Меотийский залив впадает в Эвксинский понт. Тамошние жители, известные прежде под именем киммериян, ныне называются уже утургутами. Дальнейшие края на север занимают бесчисленные антские народы.» (стр.317 – 318)

 

   «В.О.Ключевский в свое время уже делал попытку восстановить этот часто игнорируемый участок нашей истории. На основании показаний «Повести временных лет» о дулебах-волынянах, подтверждаемых свидетельством Масуди о волынянах, как древнейшем из всех славянских племен, В.О. Ключевский приходит к убедительному выводу о наличии уже в конце VI века большого военного союза дулебов во главе с их князем.

   «Этот военный союз – заключает Ключевский – и есть факт, который можно поставить в самом начале нашей истории: она… началась в VI в. на самом краю, в юго-западном углу нашей равнины, на северо-восточных склонах и предгорьях Карпат».

   После распада этого союза под ударами аваров мы можем на основании арабских источников установить и другие политические образования восточных славян в «докиевский период» их истории: Славия, Куявия, Артания.» (стр.320)

 

   «Термин «ант» известен на одной боспорской надписи, а также в кабардинском фольклоре в значении «великана», «героя», что напрашивается на сопоставление с известием сирийца псевдо-Захарии середины VI века о том, что на запад от Дона в его время жил народ рос (рус), люди столь больших размеров, что лошади не могли носить их в следствие их тяжести…

   В художественном отношении особенно интересны и показательны литые изделия с изображением человека. Голова сделана умелой рукой. Бросается в глаза костюм: рубаха с длинными рукавами, штаны до щиколоток. На груди рубаха имеет широкую вышивку, доходящую до пояса. Вышивка имеется и на рукавах. Такая одежда характерна для всего населения Поднепровья на протяжении многих столетий; живет она и сейчас на Украине и в Белоруссии. У мужских голов совершенно русский, крестьянский тип лица, окаймленного волосами, постриженными в скобку.» (стр.380)

 

   «Прокопий Кесарийский (умер в 562 году) подчеркивает, что славяне и анты не имеют над собой единой власти(подобной византийской) и решают свои важные дела на общих народных собраниях.

   Менандр, византийский историк VI века, указывает на знатного и могущественного анта Мезамира, которого боялись авары, так как он среди антов пользовался большим влиянием. Византийский историк Феофилакт (первая половина VII века) тоже знает славянских вождей и по имени одного из них называет целую территорию «землей Ардагаста». (стр. 293)

 

   «Талантов у антов было много. Не могли греки, например, поручить командование своим флотом человеку неспособному, а между тем ант Доброгаст в середине VI века в звании «военного трибуна» стоял во главе Понтийского флота в ответственный момент войны Византии с персами. Это, конечно, не массовое явление, но и не единичный случай.

   …Нам хорошо известно, что со времен Владимира Святославича официально существует государственная школа.

   …Кроме этой государственной школы в Киеве было много возможностей учиться и в других городах.

   …Для продолжения и углубления образования, а также для самообразования, служили библиотеки. Они были введены в русские монастыри вместе со студийным уставом. Библиотека находилась в ведении особого брата-библиотекаря. Братия по его распоряжению должна была являться в определенные часы для чтения книг. Часть братии занималась списыванием книг. При Феодосии в Печерском монастыре был монах Иларион, «хитрый писать книги». Никон переплетал их. А в углу его стола обычно по вечерам пристраивался сам Феодосий и прял нити, необходимые для переплета.» (стр.405 – 406)

 

  «Совершенно определенно можно говорить о том, что договоры были написаны по-гречески и одновременно переведены на русский язык. Перевод договора 911 г. был сделан болгарином на болгарский язык и выправлен русским правщиком; переводчиком договора 944г. был русский книжник, отразивший в своем переводе смешение русской и болгарской книжной стихии…

   Повидимому, не подлежит сомнению и то, что тексты договора хранились как важнейший государственный документ в княжеском архиве в Киеве. Составитель «Повести временных лет»… имел доступ в княжеский архив и получил возможность использовать ценнейший источник, несомненно помогший ему ориентироваться в главнейших событиях Х века. Автор «Повести» иногда делал свои пояснения к тексту договоров.» (стр. 294 – 295)

 

   «При этих условиях делается исторически неизбежным и образование первых известных нам политических объединений – союза дулебов в Прикарпатье (конец VI века), а несколько позднее – Славии, Куявии и Артании. Эти более ранние, чем Древнерусское государство, политические образования, упоминаемые арабскими писателями, в совокупности разъясняют нам загадку высокой культуры Киевской Руси.

   Не только А. Шлецер в ХVIII веке останавливался в недоумении перед проблемой культуры в древней Руси; останавливались и значительно более ранние наблюдатели жизни славян. Не кто иной, как знаменитый Тацит, знаток истории Рима и народов, с ним так или иначе соприкасавшихся, сначала было заколебался, куда ему отнести славян (венедов) – к более отсталым сарматам или к достигшим уже некоторого заметного культурного уровня народам. Но это был только момент. Когда он ближе присмотрелся к славянам, то перестал колебаться и отнес их к европейским оседлым народам. «Они, – говорит Тацит, – и дома строят, и щиты носят, и сражаются пешими… Все это совершенно отлично от сарматов, живущих в кибитке и на лошади». (стр.385)

 

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma