Enigma Enigma

Сергей Доценко

2021-12-07 06:08:40 eye-2 3974   — comment 0

Изнасилования и пытки в тюрьмах РФ

Проект Gulagu.net стал супер топовым в мире – они раскрыли, что в России на федеральном уровне существует система пыток, когда палачи (капо) из состава заключенных официально устраиваются "медиками" в тюремные больницы. Заключенных насилуют швабрами, по старинке, избивают, ломают. Но главное – все это записывается на видео и передается во ФСИН и ФСБ (отдел М, контрразведка в ряде госведомств). Видео нужны были для гарантии вербовки заключенных (ВКР – внутрикамерная разработка).

Но здесь случился провал: заключенный белорус Сергей Савельев в силу того, что был айтишником, был использован как бесплатный работник (без выходных, 5 лет) – он заменял IT-службу, техотдел и вообще половину руководства местного ФСИНа. Он и забрал эти архивы (десятки гигабайт, периодически эти видео публикуют в телеге, раскрывая лица капо), выехал во Францию к Осечкину и они начали публикацию этих видео.

- ПОПОВА: Видео именно пыток, изнасилования, оно же первый раз к вам попало такое жесткое, насколько я понимаю?

- ОСЕЧКИН: На канале Gulagu.net к моменту, когда белорус Сергей Савельев, который по абсолютно фальшивому уголовному делу содержался в российских тюремных застенках, в том числе пять лет провел в качестве раба в этой саратовской пыточный ОТБ-1 (это туберкулезная больница, это все тюремная больница).

В чем весь ужас происходящего, что в тюремной больнице происходили самые страшные вещи, эти самые капы, разработчики, садисты, насильники, они вообще были на должностях завхозов и санитаров в этой тюремной больнице. Отвечая на ваш вопрос, к моменту, когда 8 февраля 2021 года я получил первое письмо от Сергея Савельева после его освобождения, которое состоялось 2 февраля 2021 года, у нас уже было более 1100 видео на нашем канале и многие из них конечно же были посвящены пыткам, избиениям. Но никогда в жизни до приезда Сергея Савельева во Францию, до передачи мне в полном объеме этого секретного архива ФСИНа и ФСБ даже я, который был сам в застенках и проходил через пытки и занимался разоблачением фактов пыток и коррупции в системе ФСИН России, я не подозревал вообще, что нечто подобное в принципе возможно на такой бесчеловечной системной основе.

- ПОПОВА: Скажите, на ваш взгляд, это все-таки какой-то внутренний бизнес этих людей из ФСИН и именно из Саратовской области либо это все-таки госполитика какая-то?

- ОСЕЧКИН: Нет, конечно. Это не какой-то саратовский бизнес. Сейчас уже мы в ходе нашего большого независимого расследования, которое мы проводим уже второй год подряд, в чем нам Сергей Савельев бесконечно помог и нет никаких слов, чтобы я выразил ему признательность и благодарность за то, что он сделал и для проекта Gulagu.net и для всего человечества.

Но в данном случае мы с помощью Сергея Савельева и этого секретного архива, и работы более десятка наших экспертов и адвокатов в России, мы смогли по крупицам собрать прямые конкретные доказательства того, что в России под эгидой управление МФСБ России – это контрразведка, которая занимается контрразведывательным обеспечением тюремной системы и делает все возможное, чтобы информация вовне не попадала и находилась только внутри в секретном режиме.

В общем под эгидой управления МФСБ России и главного оперативного управления ФСИН России в Иркутском СИЗО-1, в Иркутском СИЗО-6, во Владимирском СИЗО-1, в Саратовской ОТБ-1, в Красноярских СИЗО-1 и КТБ-1 (это аналог тюремной больницы только в Красноярске). В более чем в десяти учреждениях ФСИН созданы вот эти пыточные конвейеры, которые являются элементами единого большого пыточного конвейера. Все это срежиссировано и организовано генералитетом ФСБ и ФСИН. Это система, которая охранялась государством, это самый секретный, самый бесчеловечный метод оперативной работы ФСИН и ФСБ, которые они использовали в оперативных целях. И при том, что наверняка найдутся люди, которые до конца пока еще не понимают, не в курсе событий и могут сказать, что это какое-то голословное заявление, какого-то правозащитника, который рассерженный живёт в изгнании на берегу Атлантики во Франции и ругает такую доблестную тюремную систему. Нет, это не так.

Чтобы было понятно, в начале 2014 года меня пригласили в Государственную Думу, когда я еще жил в России и руководил социальной сетью Gulagu.net, тогда мы уже были во всех заголовках в связи с разоблачениями пыточного конвейера в копейской колонии N6 это ГУФСИН по Челябинской области. По N1 у нас тоже есть расследование, там тоже били и пытали. Так вот, в конце 2012 года в ноябре прогремело на всю страну и вылилось это в международную прессу самая массовая мирная акция протеста против пыток среди заключенных в копейской колонии N6, когда заключенные написали кровью на простынях "Нас пытают. У нас вымогают. Спасите нас. SOS". Вышли на крышу, стали, началась эта акция протеста.

Gulagu.net и наши координаторы, эксперты первыми выехали на место, мы первыми об этом написали у себя и начали множить эту информацию, просить журналистов подключиться к этой истории. В результате потом я выезжал с членами СПЧ проверять эту колонию. Мы опрашивали более 100 заключенных, которые все как один давали подробные последовательные показания о том, кто их пытал, как их пытал. В помещениях штрафного изолятора копейска К-6 мы нашли людей, но это были люди-тени. Они напоминали больше скелеты, которые обтянуты кожей нежели таких живых здоровых мужиков. Потому что их содержали по полтора, по два года безвылазно в небольших помещениях 2 на 3 метра в ужасных кошмарных условиях. Они были бледны, они были избиты. Они рассказывали, как их подвешивали голых на решетке, как им надевали на голову шапку ушанку, чтобы они не могли разбить себе голову об решётки каким-то образом. Их там избивали и пытали электрическим током, подводили ток к гениталиям. Их жесточайшим образом пытали, били, унижали, истязали.

И после того, что мы тот ад вскрыли и рассказали об этом в начале 2013 года так как я был как раз топовый блогер и правозащитник по медийной истории. Кто-то в Администрации президента в Госдуме подумал, что нам такой в принципе человек нужен для того, чтобы Госдуме на этой волне возможно что-то попробовать сделать, изменить каким-то образом законодательство. Я понимал, что власть цинично хочет использовать мой бренд, нашу известность как Gulagu.net по всему миру как показатель: "Вот смотрите, о нем писали во французской, в американской прессе и теперь он у нас председатель рабочей группы по защите прав заключенных при Госдуме. Смотрите, у нас не деспотия диктатуры и авторитарного режима, у нас вполне демократичный режим, где бывший заключенный становится каким-то функционером по защите прав заключенных. Мы делаем какие-то шаги в сторону гражданского общества". Чем это закончилось? Я им сказал, что будет мое условие, что помимо вот этих вот извините за выражение жопосидов, которых они все время на все эти совещания приглашают, это правозащитное политбюро, которое там десятилетиями говорит постоянно одни и те же общие фразы. Помимо сенаторов, депутатов, я сказал, что моим условием будет, если я соглашусь, что я буду сюда приглашать независимых правозащитников, оппозиционных журналистов и самое главное для меня – родственников убитых заключенных, пострадавших от пыток, выживших в результате пыток, то есть тех, кто пострадал от пыток и кто готов свидетельствовать об этом. Это было мое принципиальное условие, что наши волонтёры, пользователи Gulagu.net будут приходить и рассказывать правду под стенограмму и депутатам будут рассказывать правду-матку.

- ПОПОВА: Я так понимаю, что это не произошло?

- ОСЕЧКИН: Я провел 15 заседаний. Ежемесячно 1 раз в месяц я приводил туда 5-6-7 человек из числа бывших заключенных и родственников убитых заключенных. В том числе Ларису Сотникову, чьего сына Артёма Сотникова убили в 2012 году в одной из саратовских колоний, забили и так далее.

И самое интересное, это самый важный момент, на который очень многие журналисты не обращают внимание. На одну из рабочих групп на заседании я пригласил и приехал действующий сотрудник Саратовской ОТБ-1 Дмитрий Шадрин, который рассказал, что он там работает чуть больше года и за это время он увидел, как лично начальник от ОТБ-1 полковник Павел Гаценко бьет, избивает заключенных, как он дает команду садистки относиться к заключенным. Это было сказано в стенах российского так называемого "парламента", этой Госдумы. Это было сказано под стенограмму в присутствии депутатов. Что вы думаете?

- ПОПОВА: Ничего не произошло, да?

- ОСЕЧКИН: После этого произошло то, что рабочая группа спустя какое-то время была закрыта. Меня и правозащитников перестали пускать в Госдуму. В отношении меня ФСБ и конкретно управления МФСБ начало готовить провокации, постоянно подсылали каких-то людей, которые мне предлагали какие-то деньги за какие-то там решения. На меня вы ходили какие-то криминальные лидеры, что вот я каким-то ворам в законе помог с улучшением условий. То есть начали в отношении меня работать с помощью провокации с тем, чтобы задокументировать хотя бы один факт, когда Владимир Осечкин возьмет какие-то деньги или будет связан с криминалитетом, чтобы потом было что показывать по российской пропаганде пытаясь меня дискредитировать.

Продолжение в следующем блоге

 

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma