Enigma Enigma

Tetiana Popova

2021-12-08 07:00:04 eye-2 3749   — comment 0

Как Ахметов отбирает деньги у "Энергоатома"?

Третья часть программы "Совет нацбезопасности", в которой Татьяна Попова обсудила энергетическую безопасность и конфликт между властью и Ахметовым в энергетике с В. и.о. президента ГП НАЭК «Энергоатом» Петром Котиным, Андреем Герусом – Главой Комитета по энергетике и жилищно-коммунальным услугам и экспертом Геннадием Рябцевым.
Полную версию смотрите здесь:

Вторую часть смотрите по ссылке: 

https://enigma.ua/articles/budut-li-otklyucheniya-elektrichestva-zimoy

- ПОПОВА: Расскажите, пожалуйста, что через полтора года сделал «Энергоатом»? Я слышала, что у вас новый контракт с американцами и вы открывали для сохранения ядерного отработанного топлива в Чернобыльской зоне какие-то объекты. Расскажите об этом.

- КОТИН: Конечно. Если вы говорите о новых объектах, во-первых, мы построили линию электропередачи и устройство на Запорожской атомной станции. Благодаря этому устройству мы сейчас полностью отошли от ограничений по выдаче мощности в Запорожской атомной станции. То есть, впервые в Украине с предыдущего года Запорожская атомная станция может работать всеми энергоблоками, 6 тысяч мегаватт выдавая в энергосистему. Сейчас зимой они это и будут делать. Раньше было ограничение – 5 300 мегаватт. Это одно событие. Другое событие, мы построили также на Южно-Украинской атомной станции. Также на Южно-Украинской атомной станции ограничение летом за счет очень высокой температуры охлаждающей воды. Сейчас будут там работать у нас брызгальные бассейны, которые будут охлаждать сам пруд, именно Ташлыкское водохранилище. Конечно, и экология будет улучшена в этом регионе, и также будет обеспечена работа тремя энергоблоками Южно-Украинской атомной станции на полной мощности. Сейчас на 22 декабря мы планируем вводить в эксплуатацию третью гидроагрегатную на Ташлыкской гидроаккумулирующей станции. Это важно для обеспечения режима суточного регулирования мощности в энергосистеме в Украине. Мы также построили, как вы упомянули, хранилище отработанного ядерного топлива в Чернобыльской зоне. Это централизованное хранилище, сделанное по технологии Holtec International. Сейчас идут финальные прогонки снабжения макетами топлива туда. И в начале следующего года уже будем поставлять туда первое отработанное топливо от Ровенской атомной станции. Конечно, сейчас компания прибыльна. У нас есть прибыль за три квартала текущего года на уровне 2,5 миллиарда гривен чистой прибыли. Сейчас мы отчисляем туда около 10 миллиардов ежемесячно на поддержание низкой цены для населения.

- ПОПОВА: То есть мало того, что вы дешево продаете свою атомную энергию, так вы еще и отчисляете деньги за зеленую и другие виды энергии?

 - КОТИН: Теперь не совсем так. В настоящее время была введена в работу финансовая модель ПСО. И мы впоследствии в этой финансовой модели ПСО, мы обычно продаем электричество на рыночном уровне. Но, конечно, мы компенсируем часть стоимости для населения и фактически поддерживаем ту цену электричества для населения сегодня на уровне меньше, чем это было до этого – 1,64 грн. Сейчас 1,48 грн. Это говорит о том, что мы выполняем специальные обязанности, возложенные на нас правительством.

- ПОПОВА: Остальные производители электроэнергии из других источников не компенсируют ничего?

- КОТИН: «Укргидроэнерго» компенсирует, но в гораздо меньшем объеме, чем мы.

- ПОПОВА: Понятно. У меня вопрос к Геннадию Рябцеву, как вы оцениваете все эти шаги, которые сделал «Энергоатом»? На каком уровне сейчас продают зеленую энергию и энергию с тепловых станций?

- РЯБЦЕВ: Если говорить об «Энергоатоме», то благодаря «Энергоатому» мы имеем возможность, как граждане Украины, получать первые 250 киловатт часов электроэнергии за 1,44 грн, а затем следующие за 1,68 грн. И это вполне понятно, что велика заслуга «Энергоатома». Потому что из-за этого он недополучает большое количество денег, потому что вынужден отпускать электрическую энергию по цене значительно ниже себестоимости ее генерации. Если бы не «Энергоатом», у нас бы давно была электрическая энергия по цене 3,50 грн – 4 грн и выше, потому что тепловые станции отпускают электрическую энергию по цене выше 3 грн за кВт/ч, а если говорить о так называемой зеленой генерации, то там есть станции, предлагающие электрическую энергию по цене 11-12 грн за кВт/ч. Именно благодаря тому, что в балансе есть относительно дешевая электрическая энергия «Энергоатома» и «Укргидроэнерго», у нас нет таких проблем, как есть, например, на газовом рынке, когда привязка внутренних цен в государстве к внешним спекулятивным индикаторам привела к тому, что газ для бюджетных организаций стоит гораздо дороже, чем для рядовых потребителей. А здесь благодаря «Энергоатому» правительство до сих пор получает специальные обязательства и нет никаких социальных беспорядков именно из-за возможного роста стоимости электрической энергии. Впрочем, несмотря на стабилизационную роль, несмотря на то, что энергия «Энергоатома» в балансе сейчас достигает 60% от потребляемой энергии, все же есть что забросить «Энергоатому» и сказать, что тот СХОЯТ (сухое хранилище отработанного ядерного топлива) о котором было упомянуто, оно было официально открыто и кнопочку там кто-то нажимал и ленты перерезали. Однако до сих пор, если я не ошибаюсь, не получено все разрешения, все необходимые документы для того, чтобы можно было это хранилище действительно запустить, чтобы оно действительно работало, а не работало только на бумаге. Ну и опять же, если говорить о Меморандумах и соглашениях, никаких соглашений пока не подписано, насколько мне известно. Это в основном декларации о намерениях, если речь не идет о действующем с Westinghouse соглашении, длительном соглашении, производительном соглашении. Но те планы, которые были объявлены, например, на днях, они больше лично для меня, напоминают какие-то фантазии, чем реальные планы развития кампании на ближайшие 10 лет.

- ПОПОВА: Геннадий, спасибо за ваше мнение. Дадим Петру Борисовичу ответить на эти упреки.

- КОТИН: Очень многое сейчас приходится слышать экспертов, а я считаю Геннадия Рябцева экспертом, и так называемых экспертов примерно вот такими мыслями, о которых сейчас было сказано. Действительно нами подписано с Westinghouse долгосрочное соглашение по поставке топлива. И мы поставляем топливо Westinghouse на 7 уже энергоблоков. И также подписано соглашение на начало поставки топлива для ВВЭР-440. Вчера мы подписали два очень важных долгосрочных соглашения с Westinghouse в процессе той же конференции, о которой сейчас неважно было сказано, хотя там присутствовали директор МАГАТЭ господин Гросси и послы Соединенных Штатов Америки в Украине и Великобритании и, конечно, представители Франции и очень много других партнеров. К сожалению, эксперт не был на этом совещании, но берет на себя смелость говорить и оценивать происходящее. Там как раз была заявлена ​​программа на следующие годы на «Энергоатом» и это в ближайшие времена у нас есть полная уверенность, что к 2028-2029 году мы построим два энергоблока на Хмельницкой атомной станции. И также до 2025 года мы достроим 1 энергоблок (это третий энергоблок) по технологии, которая предполагалась раньше его достроить. Таким образом, к 2029 году мы будем иметь три энергоблока. Мы также исходим из того, что наши энергоблоки сейчас стары и фактически 13 из этих энергоблоков достигли своего сверхпроектного срока эксплуатации. Все наши энергоблоки следует думать о том, что их после 2040 года нужно будет вместе снимать с эксплуатации. А это для атомных энергоблоков критика и таким образом нашим потомкам нужно…

- ПОПОВА: Это будет небезопасно. А что насчет этого хранилища, что в Чернобыльской зоне, которое вы открывали, если не ошибаюсь, в августе?

- КОТИН: Что касается Чернобыльской зоны, есть два этапа строительства такого хранилища и обычно мы открывали, когда оно было построено. И действительно, мы резали там ленту…

- ПОПОВА: Теперь введено в эксплуатацию?

- КОТИН: Никакие кнопки мы там не нажимали. И сейчас идет период ввода его в эксплуатацию. Есть очень много информации об этом и на сайте Holtec и на нашем сайте в «Энергоатоме». И, конечно, у нас сейчас все готово для того, чтобы поставлять туда топливо. Но для того, чтобы поставлять, действительно еще нет лицензии, потому что там не завершена холодная обкатка оборудования. Холодная обкатка оборудования включает в себя полную прогонку всех полностью маршрутов перемещения топлива на атомных блоках, затем на хранилище, затем на контейнере и т.д.

- ПОПОВА: Когда вы думаете, это будет сделано?

- КОТИН: Кроме того, для того, чтобы выгружать туда топливо, нам нужно иметь остановленный энергоблок, который стоит на перегрузке топлива.

- ПОПОВА: А мы сейчас работаем по полной?

- КОТИН: Мы сейчас работаем всеми 15 энергоблоками. Потому мы будем выгружать в графики. И первый график, который у нас будет, это в марте следующего года.

- ПОПОВА: Понятно. Давайте послушаем мнение об этом Андрея Геруса.

- ГЕРУС: Действительно, в прошлом году была ситуация, когда искусственно ограничивалась работа блоков атомных электростанций для того, чтобы другие участники рынка, в основном частные, могли больше заработать. Это нездоровая практика. Мы обращались от депутатского корпуса, чтобы такую ​​ситуацию изменить. И в этом году уже, к счастью, такой ситуации нет. То, что мы видим этой зимой, это как раз государственный «Энергоатом» будет нести на себе основную нагрузку по прохождению осенне-зимнего периода. Неделю назад у нас было в работе 14 из 15 атомных блоков. Это было впервые за долгую историю, возможно, и за всю независимость, когда одновременно работали 14 из 15 блоков. Сейчас работает 13 из 15, но 6 декабря еще один блок должен запуститься в работу после ремонта. Соответственно, у нас 14 из 15 блоков будут в работе. И это очень серьезно будет помогать и, собственно, это то, что отличает нас от прошлой зимы. Потому что угля у нас действительно меньше, но блоков АЭС будут работать больше. Прошлой зимой работало 11, 12 блоков. Сейчас 14 мы ожидаем, а две недели в феврале даже будут работать все 15. И в ремонт они начнут выходить снова в марте. Поэтому государственная атомная энергетика – это тот фундамент, на котором в принципе базируется все остальное. Потому что атомные электростанции обеспечивают нас примерно 55%-56% электроэнергии по состоянию на сегодня. Конечно, нам нужно развивать, нам нужно улучшать эффективность этих атомных электростанций, если некоторые из них смогут маневрировать, то есть покрывать какой-то мощностью утром и вечером. К этому тоже нужно идти. И, конечно, рассматривать вопросы строительства новых атомных блоков, в частности на Хмельницкой атомной электростанции. Поэтому пока у нас есть государственная компания "Энергоатом", то до тех пор у нас должна быть и конкурентная цена на электроэнергию и этой электроэнергии должно быть достаточно для того, чтобы покрывать потребности как бытовых потребителей, так и промышленности. Конечно, «Энергоатом» выполняет еще одну роль – та электроэнергия, которая поставляется для населения дешевле, она субсидирована государственной компанией «Энергоатом».

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma