Enigma Enigma

Tetiana Popova

2021-09-13 05:00:12 eye-2 3496   — comment 2

Как Кремль использует Донбасс для фальсификаций

Вторая часть программы «Совет нацбезопасности», в которой Татьяна Попова обсудила с экс-депутатом Госдумы, а теперь политэмигрантом Дмитрием Гудковым и участником ТКГ - Сергеем Гармашем (главным редактором издания ОСТРОВ, внутренним переселенцем) выборы в Государственную Думу в России и на территории оккупированных Крыма и Донбасса, которые состоятся с 17 по 19 сентября 2021. Перед выборами российская власть усиливает давление на оппонентов, прибегает к репрессиям оппозиционных сил и СМИ, преследованиям и арестам. Также в этом году жители неподконтрольных украинскому правительству частей Донецкой и Луганской областей, которые имеют паспорта граждан России, смогут проголосовать на выборах депутатов Госдумы в онлайн-формате.
Полную версию смотрите здесь:


Первую часть смотрите по ссылке:
https://enigma.ua/articles/vybory-bez-vybora-v-ordlo-i-rossii
- ПОПОВА: У нас же последние две каденции и Верховной Рады, и президентские выборы всегда происходит экзитполы, которые почти точно цифра в цифру подтверждают эти результаты выборов потом. А в России никто не будет контролировать таким образом? Хотя бы онлайн экзитпол. Будут проверяться те результаты, которые они себе нарисуют?
- ГУДКОВ: Это будет сделать очень сложно. Допустим, в Москве еще более-менее налажена система наблюдения за выборами. То есть даже парламентские Путинские партии все равно вынуждены работать с какими-то, скажем так, известными активистами, которые понимают, что такое наблюдение. То есть в крупных городах, я не думаю, что они будут массово фальсифицировать. Вообще, как у нас выборы устроены? У нас, в России, есть, грубо говоря, 13-14 регионов. Мы их называем «султанаты», условно «Чечня». Там будет явка 100% и 98% получит «Единая Россия». Таких у нас примерно 13 регионов. Еще где-то 12 примерно, может быть даже 14 регионов там, где не 100% будет явка, но она будет 70-75% и столько же получит голосов примерно «Единая Россия». Там, где рисуют, там, где сложно проконтролировать, как правило, «Единая Россия» получает где-то 15 миллионов голосов. То есть, считайте, что у неё уже есть 15 миллионов голосов вот за счет таких регионов. Сергей правильно сказал, дальше все зависит от явки. Если явка будет низкая, в этот раз похоже Кремль заинтересован в том, чтобы она была низкая, он приведет всех своих и доля своих лояльных голосующих будет высокой на фоне низкой явки. Поэтому у них от полумиллиона, может до миллиона голосов будет с оккупированных территорий. И это большой процент – 1-2% может быть и больше в зависимости от явки. И еще что-то они соберут по стране. То есть, грубо говоря, у нас 10 миллионов избирателей, явка допустим 50 миллионов, вот 15 миллионов у «Единой России» уже есть. Это 30 с лишним процентов и еще что-то они наберут. Наверное, 45-50% – вот такой у них план. Остальные голоса они будут получать за счет кандидатов в округах одномандатных. А поскольку они всех ярких оппозиционеров убрали, то административный кандидат как правило все равно наберет свои голоса необходимые для победы. Если еще в Москве и в Питере могут быть сюрпризы, то в регионах вряд ли. 

- ПОПОВА: Сергей, насколько вообще международному праву соответствуют выборы на оккупированных территориях? Тем более таких спорных как ОРДЛО, Донбасс и Луганск?
- ГАРМАШ: Формально выборы проводятся не на оккупированных территориях, не на территории Украины, а выборы проводятся онлайн, дистанционно. В России, кстати, тоже часть, около 10 миллионов, избирателей получают возможность (Приморский край, дальневосточные) голосовать онлайн. Поэтому формально Россия может трактовать, что это не является нарушением.
- ПОПОВА: А что не все россияне могут голосовать онлайн?
- ГУДКОВ: Здесь даже проще. Не все граждане России имеют право по нормам международного права участвовать в российских выборах. Например, если мы берем разные страны, то гражданин России, например, я, могу пойти в российское посольство и проголосовать.
- ПОПОВА: Но вас там примут скорее всего.
- ГУДКОВ: Неважно. Но вряд ли меня примут, но я могу проголосовать, как и все граждане. Здесь тоже самое. Формально они граждане России и, если есть возможность дистанционно проголосовать, они проголосуют. Формально это не является нарушением международного права. Они же граждане России, получили паспорта.
- ПОПОВА: А по всем договоренностям, которые есть, они имели право организовывать даже такие онлайн-выборы?
- ГАРМАШ: Нет, конечно. По всем договоренностям они не имеют права раздавать свои паспорта на оккупированные территории, тем более что они не признают факта оккупации. 
- ГУДКОВ: Эта история не про выборы просто, это другая немножко история. 
- ГАРМАШ: Да, поэтому здесь это полностью игнорирование. Путин делает действительно то, что он хочет. Я думаю, что позиция Запада, к сожалению, сводится сегодня к тому, что победителя не судят. Если Путин, скажем, получает то, что хочет получить и нет возможности ему противодействовать, а Запад видимо не видит такой возможности, то они принимают его действия.
- ПОПОВА: Оставляют санкции при этом. 
- ГАРМАШ: Это скорее символический жест в данный момент чем реальный. Поскольку санкции всегда имеют какую-то цель. Мы видим 7 лет эта цель не достигается. Поэтому пока говорить о неэффективности санкций нельзя, потому что они все-таки ослабляют экономически Россию. Но говорить об эффективности с точки зрения достижения цели, ради которой они вводились, то здесь тоже нельзя, потому что цель не достигнута. 
- ПОПОВА: Я помню, что там были Бородай, они как-то шли на выборы. Они вошли в «Единую Россию»?
- ГАРМАШ: Да, Бородай идет по списку «Единой России». «Единая Россия» заключила, скажем так, электоральный союз с Союзом Добровольцев Донбасса, который Бородай возглавляет и в который входят около 12-15 тысяч членов, те, кто воевал на территории соседнего государства, то есть Украины. Вот партия власти в России докатилась, извините меня до того, что они заключают электоральный союз. 
 - ПОПОВА: Они рекламируют там «Единую Россию» через Бородая или нет?
- ГАРМАШ: Не обязательно. Но в Бородая тоже неоднозначные отношения на оккупированных территориях. Там просто монополия на политическую рекламу у «Единой России» сейчас. Причем это все подается в виде темников. Я думаю, россияне тоже знают, что такое. У нас когда-то такое было на уровне страны, скажем. Правда, давно я не сталкивался с этим. Там сейчас буквально каждую неделю рассылаются по местным СМИ темники, в которых говорится какие темы нужно освещать, как их нужно освещать, на что делать упор. И одна из основных тем именно сейчас – это выборы и то, что «Единая Россия» делает для Донбасса, то, что «Единая Россия» делает для России и то, что никакая другая политическая сила или её победа не может быть выгодной Донбассу. Поэтому абсолютно, скажем, монопольное положение в этой политической силы на оккупированной территории Донбасса.

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma