Enigma Enigma

Tetiana Popova

2022-01-06 07:01:03 eye-2 3744   — comment 0

Непризнание российскими историками Голодомора - зависть раба чужой свободе

Четвертая часть Итогов недели, которые Татьяна Попова подвела с Никитой Петровым – замглавы «Мемориала», ликвидированного 28 декабря 2021 года решением Верховного Суда Российской Федерации.
Полную версию смотрите здесь:   


Третью часть смотрите по ссылке:  

https://enigma.ua/articles/ochevidno-nedruzhestvennaya-rossiya
- ПОПОВА: Не знаю знакомы ли вы с ситуацией как шантажируют газом Европу сейчас. В то же время американские танкеры с сжиженным газом уже достигли первых портов Европейского Союза.  Цель ЕС отказаться от газа вообще до 2050 года, если я не ошибаюсь. Но Россия продолжает вести себя так, как будто они уверены, что до скончания века все будут есть российскую нефть и запивать российским газом или наоборот. Этот шантаж, возможно, он играет против? Потому что все увидели, насколько нестабильна Россия в поставках. Можно видеть, как едут танкеры и начинают заходить с понедельника в порты Европы. Шантаж газовый удался или нет?
- ПЕТРОВ: Нет, конечно. Дело в том, что шантаж газовый может удастся один раз, два раза. Вы прекрасно понимаете, что потом все поймут не просто то, что партнер ненадежен, они поймут то, что партнер злонамерен. И вот это имиджевый удар как раз гораздо серьезнее и ощутимее. Ненадежные партнеры бывают встречаются, воля обстоятельств или еще что-то или желание заработать деньги. Но когда все убедились уже на 100%, что все эти трюки России связаны исключительно с политикой давления, с попыткой достичь каких-то внешнеполитических целей, вот это уже непростительно. Желание заработать было бы простительно, это люди понимают как нормальный человеческий мотив, а вот желание заставить других выполнять и диктовать свои требования, диктовать им свою волю, этого не потерпит никто. Я думаю, что, к сожалению, конечно, сразу от газа никто отказаться не может, но за то время пока страны будут перестраиваться, Москва может еще много дров наломать.
- ПОПОВА: Кроме вас гонения в декабре также были на Google и Meta (бывший Facebook), которые оштрафованы более чем на десять миллиардов рублей совокупно. Как вы думаете, когда их закроют? 
- ПЕТРОВ: Формально их не закроют. Они будут действовать точно так же, как будет действовать «Мемориал» в Киеве, действовать будет «Мемориал» в Праге, мы имеем отделение в Праге, «Мемориал» в Берлине, «Мемориал» в Париже. Мы же международными «Мемориал», вот тот который мы вчера был под судом. Здесь с Google и прочими интернет крупными платформами то же самое. Они останутся. Это Россия отделиться от них. И в идеале, кстати говоря, Кремль так и видит некий суверенный Рунет. Они все время кивают на Китаем, им очень нравится эта китайская затея – ограничить себя, оградить от всего мира. Ведь чем занимается Кремль последнее десятилетие? Выстраивает барьеры между собой и остальным миром убеждая наше население, что весь мир к нам враждебен. При этом вы безусловно правы, сначала мы сделали много такого после чего мир в общем насторожился по отношении к России и более того даже стал бдителен, а потом мы говорим: «Вот видите, смотрите, как они себя ведут». Это на самом деле та линия, которую Путин взял еще в 2007 году произнося речь в Мюнхене, которая так обрадовала русских традиционалистов и всевозможных представителей так называемого «Изборского клуба». Но эти люди тоже вечно вчерашние. Потому что сегодня даже те, кто раньше симпатизировал России и был умеренным симпатизантом России, они отворачиваются, потому что ее поступки становятся все более и более отвратительными. Поэтому идеи Кремля конечно же полностью отделиться. Но, вы знаете, это тупик, это путь Северной Кореи. Не знаю на сколько долго Кремль сможет балансировать на попытки выглядеть все-таки как-то так более или менее прилично и в то же время достичь своих целей ограничить источники информации. Ну а если завтра западная компания, интернет-компании навесят спутники над Москвой, нам что же придется переделывать все программное оборудование в телефонах, которые могут ловить эти спутниковые сигналы интернета? На самом деле Кремль борется с будущим, Кремль борется с прогрессом, Кремль борется с нормальными человеческими проявлениями, а это путь в никуда. Это заведомо проигрышный путь.
- ПОПОВА: Они ж недавно сбили спутник какой-то, который теперь мешает другим спутникам, мусор от него. Это то, как они будут бороться ос спутниками Илона Маска. 
- ПЕТРОВ: Это тоже такой наглядный пример, как налет в октябре, как налет гопников в «Мемориал», когда в «Мемориале» показывали фильм про Голодомор. А вы, кстати говоря, прекрасно знаете живя в Украине, как Кремль реагировал на те программы исторические, которые были еще при президенте Ющенко – Голодомор. Страшный и негодующий хор государственных пропагандистов тогда, хотя отношения с Украиной еще не были такими как сегодня. А я всегда спрашивал почему? Если в Украине собираются мемориализовать память погибших, если собирают имена для книг памяти, почему вы этим недовольны? А это на самом деле было зависть раба чужой свободе. Потому что знаете как в писании: и чужой добродетелью сердцем уязвлен был. Мы-то этого не делаем, нам-то плевать на наши жертвы (Я имею ввиду не нам, «Мемориалу», а государству). Государство как раз в этом отношении готово наплевать, потому что во имя государства можно все. Государства как примат над всем. И вот эта самая идея сегодняшняя – государство всегда право, она, собственно говоря, реализуется в таких вот гонениях на гражданское общество.
- ПОПОВА: Мне кажется, тут как раз не зависть к свободе в Украине, а просто реальные преступления сталинского режима, даже, честно говоря, и после Сталина. У нас Стуса убили уже в конце Советского Союза. Это преступления против нас, которые мы мемориализуем и раскрываем архивы, даем доказательства. И они, конечно, чекистам, которые сейчас захватили власть в России, на мой взгляд, они им невыгодны. Потому что это доказывает их преступления.
- ПЕТРОВ: Я вам так скажу, это то, что касается российской власти. А я-то говорю о российских ученых, которые выступали против мемориализации. Одно дело власть, которая говорит: «Да, это они метят в Кремль. Это они Сталина объявят преступником» И объявили, между прочим, в киевском суде, это был очень правильный шаг. Но вопрос-то в том, что одно дело, когда чиновники обижаются в том числе и чиновники российской госбезопасности, а другое дело, когда ученые, которые у нас должны были бы заниматься такими же темами погибших. Ведь в России на юге так же погибали люди в тот год голодомора.
- ПОПОВА: Да, это касалось не только Украины, и южную Россию тоже касалось. 
- ПЕТРОВ: Но они же со злобой говорили: «Это вот они себя выпячивают». А я спрашивал всегда: «А чего вы сами не занимаетесь? Это же и наши проблемы. Это же и наша история». Нет. И вот в этом я как раз имею ввиду зависть. У вас были люди в этом отношении свободны. Они могли изучать любые исторические темы, а у нас есть темы, которые в общем изучать не рекомендуется. Уже речь не о «Мемориале». В «Мемориале» мы можем изучать любые темы, речь идет об учебных институтах, когда студенту не дают взять какую-то тему, кажется достаточно скользкой. И не потому, что преподаватель против студента, преподаватели хочет, чтобы его студент защитился, а он знает какая атмосфера уже существует в вузе и в официальном научном российском сообществе. Вот ведь в чем проблема.

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma