Enigma Enigma

Tetiana Popova

2022-07-01 07:30:34 eye-2 3744   — comment 0

Помогают ли Беларусь и Китай россии?

В "Хрониках войны" Татьяна Попова расспросила эксперта российско-евразийской программы Chatham House – Кейра Джилса о том, как складывается международная ситуация

Ниже вторая часть интервью.

Видео версия:

ПОПОВА: Вступит ли Беларусь в войну против Украины?

ДЖИЛС: Нам до сих пор не ясна роль Беларуси в этой войне.  Были некоторые признаки того, что Беларусь изначально должна принимать участие в войне против Украины, но это встретило сопротивление со стороны белорусских военных.  Это не останавливает Россию каким-либо способом затянуть ее в этот конфликт.  Только за последние недели мы увидели, как запускаются крылатые ракеты из белорусского воздушного пространства, как вывозятся в Россию белорусские запасы боеприпасов, как Кремль пообещал Минску поставить "Искандеры", являющиеся нескрываемым стремлением, как-то втянуть Беларусь в войну.  Если это удастся сделать, то будет открыт северный фронт, который распространяет войну в Украине на большую площадь.  Несмотря на это, мы не видим, чтобы эти попытки как-то повлияли на мнение Лукашенко присоединиться к этой войне.

ПОПОВА: Как Вы оцениваете шаги Запада по помощи Украины? Они достаточны?

ДЖИЛС: Украине, в ближайшее время, всегда будет необходима вся возможная помощь.  Однако, к сожалению, мы видим, как страны мероприятия сдержатся Россией в предоставлении всего спектра вооружения, нуждающегося в Украине.  Это происходит не только из-за военных возможностей мероприятия, но и из-за мантров некоторых чиновников США и Европы, что важно не провоцировать Россию, потому что последний из-за своих постоянных угроз удалось убедить их в тяжелых последствиях таких действий.  Неважно, насколько эти угрозы маловероятны или вообще пусты, важно, что это замедляет оказание Украине поддержки со стороны Запада.
 Также этот негативный тренд стал возможен благодаря тому, что некоторые страны Европы пришли к мнению, что есть другие способы для остановки этой войны.  И то, что гуманитарная, экономическая и политическая помощь Украине не важны.  И к сожалению, такие мысли есть и в конце мира.  Страны, страдающие российской блокадой украинских портов, должны были бы играть более активную роль в принуждении России снять ее.  Однако мы видим обратное.  Мы видим, что они давят на Украину капитуляцией и присоединяются к тем людям в Европе, которые ищут дипломатического способа урегулирования, который сегодня состоит в том, что Украина сдаст свои территории и предоставит России время для перегруппировки своих войск, чтобы та снова атаковала.

ПОПОВА: Какие виды вооружения необходимы Украины в первую очередь?-ПВО и самолеты?

ДЖИЛС: Опять же, я опирался бы на те запросы, которые идут из Вооруженных сил Украины.  Однако не стоит забывать, что некоторые из них, например передачи советских миг, были полностью провалены.  Мы до сих пор не знаем, что в этом процессе пошло не так.  Но мы до сих пор видим самоудержание зода от предоставления именно такого оружия, которое нуждается в Украине, из-за надуманного страха России.
 Однако мы можем выделить основные потребности.  Конечно – это самолеты и противовоздушная оборона, для перехвата крылатых ракет.

ПОПОВА: А с чем связаны такие задержки в поставках?

ДЖИЛС: Внешне непонятно, связаны ли такие задержки с логистическими или бюрократическими препятствиями, или со страхом угроз России.  Трудно делать какие-то выводы, когда ты находишься вне системы принятия таких решений.  Но в любом случае дела обстоят плохо, потому что это придает России уверенность в том, что ее угрозы эффективны.  И они продолжат их делать, пока будут видеть, что они работают.

ПОПОВА: Есть ли реальные союзники у Путина?

ДЖИЛС: Здесь мы можем наблюдать большую разницу между Украиной и Россией.  В то время как у Украины множество союзников и публичной поддержки, в России ее либо совсем нет, либо они не спешат активно помогать ей.  Конечно, мы видим моральную поддержку Путина из неожиданных уголков мира, и мы пока не знаем, эта ли поддержка ограничивается только словами.  Например, если посмотреть на недавний мониторинг общественного мнения в Малайзии, то мы увидим там очень высокие показатели поддержки Путина, причем из-за исламской солидарности.  Россия возглавляет войну против страны президент которой еврей, постоянно критикуемый за Палестину.
 Так Путин получает определенную поддержку из разных уголков мира, но не столь мощную, чтобы перестать надеяться на свои собственные резервы оружия и боеприпасов.

ПОПОВА: Сможет ли РФ избавиться от чекистского ошейника? Как называет это Кэтрин Белтон в своей книге: «Друзья Путина. Как КГБ вернул себе Россию и перешел в наступление на Запад?»

ДЖИЛС: Любые подобные изменения встретят препятствие перед фундаментальной российской политической системой, которые традиционно кровавые и несут серьезные последствия для стран вокруг России.  Однако это зависит не только от КГБшного руководства России, но и целых институтов, поддерживающих политику завоевательных войн.  Это целая идея того, что Россия могущественна, что она империя образца 19 века, несущая свет в 21-е.  Именно это, по их мнению, и есть настоящая причина конфликта.  И именно поэтому так трудно Западу и России понять друг друга.  Повторюсь, Кремль не считает естественным то, что страны вокруг него могут быть независимыми, это отрицает понятие империи.  Единственное, что может разрушить эту идею – это проигрыш России, который ослабит ее настолько, чтобы она очень долго не решится на реализацию империалистических амбиций.  И это еще одна причина для того, чтобы западные силы, понимающие опасность этой идеи, отчаянно поддерживают Украину и пытаются остановить Россию.

ПОПОВА: Какова роль КНР в украино-российской войне?

ДЖИЛС: Я считаю, что в Китае очень разочарованы действиями Владимира Путина после его стольких дипломатических визитов, на которых он обещал скорую победу.  Но сейчас Китай роскошь не выбирать сторону и сидеть по середине забора.  И именно такой стратегии они придерживаются.  Отойти, подождать до победы одной из сторон, а после сделать ставки.  И у Китая в этой игре есть большой козырь.  Если Россия проиграет, это приведет к колоссальным политическим изменениям внутри страны, и со временем может наступить момент, когда сам Китай захочет решить свои территориальные претензии к Москве.  Они даже будут задействовать те же аргументы, которые используют россияне.  Давайте не забывать, что в истории отношений этих двух стран было множество политических и территориальных споров.

ПОПОВА: Как Вы оцениваете боязнь россией расширения НАТО и то, что на последнем саммите НАТО в нее приняли Финляндию и Швецию? Увеличив границу россии с НАТО в 2 раза?
ДЖИЛС: Это еще одна демонстрация того, что Россия в который раз не справилась с пониманием Запада, а именно то, что их действия приводят к совершенно противоположным результатам, на которые они надеялись.  Кроме Швеции и Финляндии существует множество примеров, на которых они не смогли научиться.  При любом случае Россия угрожала Финляндии и Швеции последствиями, если они вступят в НАТО.  НАТО в свою очередь усилило поддержку этим странам для демонстрации ценностей этого альянса и то, что они готовы их защищать.  Несмотря на это, Россия никак не поймет реальные результаты своих действий.
 Но существует и другой аспект, который дает понять предтечи этой войны, это то, что Кремль отверг все предположения о том, что НАТО для них проблема.  Как только Швеция и Финляндия твердо решили вступить в НАТО, любые претензии со стороны Москвы исчезли.  Если бы мы смогли рассмотреть это гораздо раньше, то таким странам как Украина и Грузия не давали бы пустые обещания присоединения к альянсу когда-нибудь в будущем.  Это наоборот провоцировало Россию.

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma