Enigma Enigma

Tetiana Popova

2021-12-30 08:31:15 eye-2 3724   — comment 0

Посольство США о претензиях России: «Ни одна страна не может указывать другой, какой должна быть ее политика»

В новом выпуске программы «Совет нацбезопасности» Татьяна Попова обсудила как относятся к претензиям России к США и НАТО с их требованиями по новому переделу всего мира в Госдепе США с Дэниелом Лэнгенкемп – пресс-атташе посольства США в Украине
Полную версию смотрите здесь:


- ПОПОВА: Несколько дней назад Кремль предложил Белому дому так называемый «новый мировой порядок». Москва хочет, чтобы военные НАТО и США не только оставили в одиночестве без военных и экономических объединений такие не присоединенные к Альянсу страны, как Украина, но даже настаивают на не размещении вооружений в странах Западной Европы, входящих в НАТО. Каков будет ответ США на эти претензии? Должен ли Украина готовиться к тому, что военная помощь США и НАТО будет прекращена?
- ЛЭНГЕНКЕМП: Одна из вещей, которую мы всегда говорили Украине, является то, что мы поддерживаем Украину в ее усилиях утвердить свой суверенитет и ее территориальную целостность. Мы поддерживаем Украину в ее усилиях по борьбе с российской агрессией. То, что мы всегда говорили России, и то, что президент Байден только что сказал России на прошлой неделе, — это то, что ни одна страна не имеет права рассказывать другой стране, включая Украину, о том, может или не может она быть в Альянсе с безопасности. Ни одна страна не может указывать другой стране, какой должна быть ее политика. Ни одна страна не может указывать другой стране, какой должны быть ее границы. Мы это утверждали и будем стоять на стороне Украины по этому вопросу. Я также должен сказать, что во всем этом диалоге с Россией мы тесно контактируем с Украиной. Мы стараемся подчеркнуть, что нам нужно начать дипломатический процесс с Россией, Украиной и нашими союзниками по НАТО, чтобы уменьшить напряженность. И мы будем продолжать это утверждать. Это означает обсуждение в Совете Россия-НАТО, в ОБСЕ и в других формах.
- ПОПОВА: После переговоров Байдена и Путина санкции по «Северному потоку-2» были сняты с военного бюджета США на следующий год. В Украине озабочены этими действиями. Как США поддержат Украину, когда «Северный поток-2» стартует в следующем году?
- ЛЭНГЕНКЕМП: Я думаю, что мы должны прежде всего взглянуть на совместное заявление, о котором несколько месяцев назад договорились Соединенные Штаты и Германия. И в этом соглашении говорится, что если Россия использует «Северный поток-2» как оружие или поощряет дальнейшую агрессию против Украины, то будут конкретные обязательства по этому поводу со стороны Соединенных Штатов и Германии. Следовательно, мы должны помнить, что «Северный поток-2» еще не работает. Если Россия хочет, чтобы Северный поток-2 работал, она не может устроить дальнейшую агрессию против Украины. В совместном заявлении с Германией мы взяли на себя обязательство смягчить влияние «Северного потока-2» на Украину. И мы продолжим работу с Германией над этим. Я также должен подчеркнуть, что сейчас администрация ведет переговоры с нашим Конгрессом по пакету санкций, которые нанесут ущерб России, если она вторгнется в Украину или использует «Северный поток-2» как геополитическое оружие. Мы всегда говорили, что «Северный поток-2» – это плохое соглашение для Европы, это плохое соглашение для Украины, это плохое соглашение для европейской безопасности. И мы выступали против этого и будем это делать.
- ПОПОВА: Сразу после переговоров Байден позвонил по телефону коллегам из Германии, Франции, Великобритании и даже Италии, чтобы сообщить о переговорах с Путиным. Однако с украинским президентом состоялся звонок только спустя один день. Можете ли вы объяснить такой приоритет?
- ЛЭНГЕНКЕМП: Ну, графики президентов всегда очень сложно согласовать. Но вспомните, что было до и после звонков с европейскими лидерами и президентом Путиным. Государственный секретарь Блинкен беседовал с президентом Зеленским незадолго до звонка и разговора между Байденом и Путиным. А затем президент Байден позвонил по телефону руководителям четырех стран, которые мы называем «пятеркой» вместе с США – Германия, Франция, Великобритания и Италия – чтобы проинформировать их об этом. А потом, когда он все это собрал, он позвонил по телефону президенту Зеленскому, чтобы ему все объяснить и помочь включить его в эту дискуссию, чтобы он был полностью проинформирован. На самом деле, это имеет большой смысл, что президент Зеленский был последним, чтобы он мог полностью понять все, что произошло до этого. Как мы всегда говорили – и это важно – ничего по Украине без Украины. Мы держим Украину в курсе и привлекаем эти обсуждения с самого начала. Мы будем продолжать это делать. Мы делаем это от президентского уровня до моего. Наше общение происходит каждый день, и в нем принимают участие не только Украина и США, но и все наши европейские партнеры. Я имею в виду, что мы считаем, что эта ситуация касается не только Украины. Это ситуация, которая действительно влияет на всю Европу, потому что определенная страна не должна быть в состоянии угрожать или вторгнуться в другую страну. Это влияет на всю нашу безопасность.
- ПОПОВА: Заявление Путина о том, что Россия ничего не сможет поделать со вступлением Украины в НАТО. И заявление Пескова о том, что Украина потеряна для России как партнер и союзник. Мы перестали быть зоной русского влияния?
- ЛЭНГЕНКЕМП: Я не могу комментировать это. Но мы всегда говорили, госсекретарь Блинкен сказал, и президент Байден всегда заявлял, что мы стремимся к предполагаемым стабильным отношениям с Россией. Поэтому там, где есть вопросы, о которых мы можем договориться, мы сделаем это. А там, где есть дискуссионные вопросы, где есть беспокойство, мы надеемся решить это путем дипломатического диалога. Поэтому мы пытаемся дипломатическим путем добиться деэскалации этого нынешнего кризиса. Мы делали это все во время холодной войны. Мы можем это сделать и сейчас, если Россия будет вести себя ответственно и сядет за стол. Что мы говорим, что сказал госсекретарь Блинкен – это что мы не можем ориентироваться на существовавшие в прошлом формулировки мира, и та концепция буферных зон действительно является прошлым. Мы поддерживаем Украину с тех пор, как она заявила о своем намерении присоединиться к евроатлантическим институтам, таким как НАТО и Европейский Союз. Мы поддерживали Украину в ее усилиях по достижению этих амбиций. Эти амбиции сейчас прописаны в Конституции Украины, и как партнер и друг мы поддерживаем Украину в ее попытках определить свой собственный путь в будущем. Поэтому мы оказали Украине большую помощь не только для защиты своей территории и суверенитета, но и для того, чтобы она стала совместимой с НАТО. Вы знаете, что это выбор Украины и мы его поддерживаем. Да, мы оказали помощь Украине в ее работе над такими вещами, как реформа правосудия или создание антикоррупционной архитектуры, или сделать целый ряд других вещей, таких как реформа местного самоуправления и земельная реформа. Это очень важно для Украины в ее будущей интеграции в Запад. Это то, что мы будем продолжать делать, все каждый раз возвращается к этому вопросу. Ни одна страна не может указывать другой стране, какими могут быть ее внешние альянсы, не может сказать другой стране, какие могут быть ее амбиции, ни одна другая страна не может сказать другой стране, какой могут быть ее границы. И мы и дальше будем поддерживать Украину в ее стремлениях присоединиться к Западу – в соответствии с ее собственным желанием. Помните, что в Украине произошли две действительно важные революции за последние 30 лет – даже с 2004 года – чтобы попытаться достичь этих амбиций. Поэтому народ Украины очень четко высказался о своих стремлениях. И мы это поддерживаем.
 

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma