Enigma Enigma

Tetiana Popova

2021-11-20 07:03:07 eye-2 3493   — comment 0

Появятся ли иностранные военные миссии в Украине?

Вторая часть Итогов недели, которые Татьяна Попова подвела с Алексеем Арестовичем – спикером трехсторонней контактной группы и советником по стратегическим коммуникациям при офисе президента Украины. 

Полную версию смотрите здесь: 

Первую часть смотрите по ссылке: 

https://enigma.ua/articles/arestovich-o-rassledovanii-bellingcat

- ПОПОВА: Одновременно, ряд европейских политиков, также глава МИД Британии призвал европейцев объединиться против «Северного потока». Джонсон вообще сказал, что ЕС придется выбирать между российским газом и защитой Украины, и что мол мы должны отстаивать демократические ценности. Тоже, о том, что будут защищать Украину, заявил вдруг Макрон, после беседы с Путиным и, по-моему, еще премьер-министр Швеции. Что это будет? Я не совсем понимаю, они отправят к нам какой-то контингент иностранный, легион? О чем они говорят? Ты что-то знаешь?

- АРЕСТОВИЧ: Комплекс военной поддержки, насколько мне известно, состоит из следующего: это политическая помощь, санкционная помощь в отношении агрессии России возможно и Беларуси. Второй момент, это военная помощь, непосредственно вооружение военной техникой инструктора, и далее начинается то, что покрыто тайной, но из этой тайны тоже доносится обнадеживающий сигнал. Есть варианты и покруче, так чтобы не быть типа загадочном и не интересничать, скажу прямо: речь возможно идет о беспилотной зоне для российских самолетов, о прикрытие на море, невозможность проведения десантных операций судя по активности на НАТО в Черном море. Это просто как бы там зашкаливающая активность и разведывательное присутствие кораблей и так далее. Вплоть до того, что, если пойдет речь о российских десантах, они вполне могут вмешаться и перекрывать. То есть разные варианты рассматриваются, мне так кажется.

- ПОПОВА: Понятно. Немецкий регулятор BNetzA, допустила «Нафтогаз» Украины к сертификации «Северного потока-2» заявил Витренко - глава нашего «Нафтогаза», а что это дает Украине?

- АРЕСТОВИЧ: Это дает Украине возможность влиять на сертификацию. То есть отсрочивать, либо блокировать, либо выставлять условия, которые не позволят использовать газ как оружие. А позволит заниматься нормальной коммерцией, так как об этом говорила германская сторона. И помните сколько было криков, когда вот пошла история с «Северным потоком», что Украину побросили, что с Украиной никто не будет считаться? И вот, пожалуйста, считаются. А премьер-министр Британии Джонсон прямо сказал: «Выбираете или газ, или Украина». И не он один так говорит. На самом деле наша дипломатия работает и работает очень ударными темпами. Вполне себе успешно, то есть мы достигли вещей, которые никто, я читаю внимательно всех, никто ни у нас, ни на Западе, ни в России и думать не мог, что Украину допустят к сертификации. Нам уже говорили: «Все вам утерли нос, вы ничего не сможете сделать». Оказывается сделали, оказывается можем.

- ПОПОВА: К вопросу России вернемся.  Там, где против «Мемориала», очень сильная кампания, и их давно признали агентами, но теперь вообще чуть ли не запретили работать, как я поняла. И вот задаются вопросами многие российские эксперты: «Вот почему сейчас началась кампания против «Мемориала?» Я вот вспомнила, с чего же, собственно, началась кампания. С того, что пытались сорвать фильм о Голодоморе. Помнишь, Голодомор на Украине, этот известный фильм? И вот как тебе кажется, это все-таки просто их стандартная война против всех, условно говоря, несогласных, включая тех, кто документирует преступления сталинского режима, или это все таки связано потому, что они зашли на поле украинское, про Украину начали говорить?

- АРЕСТОВИЧ: Мне кажется, что их терпели до поры до времени, но вот когда пошла уже тема голодомора и Украины, то терпеть перестали. То есть тут уже четко причинно-следственная связь просматривается. Существовала она со сложностями, существовала много лет организация, вдруг они неодобрительно отзывались и создавали проблемы, но так что бы ее громить, началось только после того, как возникла украинская тема. Конечно, после того, не означает вследствие того, но уж больно похоже, что здесь посчитали переходом границ, что «Мемориал» перешёл границы.

- ПОПОВА: Путин подписал указ о признании товаров, произведенных в ОРДЛО. ДНР, кстати, и ЛНР не упоминаются там. Говорится что это часть Украины. О возможности их там беспошлинной торговли, я так понимаю поставки в Россию. Как на это отреагировали, кстати, в вашей группе контактной?

- АРЕСТОВИЧ: Ну мы и МИД заявили соответственно протест, дали этому оценку политическую. Заключается она в том, что это дальнейший следующий шаг интеграции России поглощения ОРДЛО, грубо нарушающие Минские договоренности и Нормандские договоренности. Первое такое серьезное нарушение было стратегическое, когда они убрали гривны и ввели рублевую зону, это сентябрь 2015года. Потом раздача паспортов, потом проведении выборов, политическое втягивание. Ну и сейчас там товарное втягивание, скажем так. Ну соответствующе оценку тут же дало МИД Франции и МИД Германии очень жесткую этому всему. После чего они пошли на беспрецедентный для всей истории дипломатии шаг, и опубликовали переписку Франции и Германии с МИД Российской Федерации. Ну по моим данным неофициальным, не то, что в шоке дипломаты, они в тотальном шоке, причем не только французские и немецкие, но и все. Это подрыв основ дипломатии, публиковать дипломатическую переписку, это прямо запрещено Копенгагенской и Венскими конвенциями, но и вообще отменяет эту профессию как таковую.

Зачем же нужны дипломаты, люди, которые ищут соприкосновение точки позиций, если все это немедленно становится достоянием общественности после чего уже невозможно дискутировать, позиция размыта. И тот шаг, на который пошли, Кулеба ж дал ему оценку. Он сказал, что Россия прямо уничтожает Нормандский формат, то есть она его рушит, ломает. И это, к сожалению, так.

- ПОПОВА: А почему? Зачем они это делают?

- АРЕСТОВИЧ: Ну всё это очень дурным образом смахивает, что они нашли другой способ решения украинской проблемы, как им кажется. И опять же, вспоминаем оценки западных политиков, да и нашего главного управления разведки, о том, что сейчас военная опасность близка к тому, что было в начале.

- ПОПОВА: А кстати, вот это скопление на границе их разных войск и вооружений, в Ельне еще где то, о чем говорили западные СМИ еще неделю назад или больше. И мы сначала не подтверждали, что там это скопление есть, а в конце концов подтвердили. Оно реально угрожающе и, собственно, вот эти вот заявления поддержки Британцев, Французов, Шведов, они связаны именно с тем, что угроза серьёзна да, ты считаешь?

- АРЕСТОВИЧ: Да, именно с этим связаны. Почему наши не подтвердили, они подтвердили наличие техники, но они дали другую оценку и причину появления. То есть они крутят «глобальные карусели», такой военный прием. То есть они гоняют технику туда-сюда, которую перемещают открыто, некоторые скрыто, некоторые скрыто-открыто, специально, что типа мы прятали, а на самом деле оно видно, для того чтобы ввести нас в заблуждение глобальное и размыть реальные цели нахождения и перемещения этой техники. Потому что частично Ельня это же и белорусское направление тоже и наше направление северное. И эта операция, и сам факт наличия проведения такой операции по сокрытию, которую так мы и оценили две недели назад, она показывает, что есть что скрывать. А вот после того, как побывал здесь министр обороны Британии, сейчас Резников в Соединенных Штатах встречается с Остином, прошли консультации на высшем уровне, выработали по идее единую оценку, политическую рамку, который говорит о том, что военная опасность наросла. И Запад сейчас и мы, предпринимаем колоссальное усилие для то, чтобы довести до Кремля бесперспективность этой операции, и тяжелые последствия для них прежде всего. Но военная опасность реально сейчас существует, и она серьезная. Это не значит, что она обязательно случится, это надо очень четко понимать, но шесть заявлений Блинкина за две недели, главы госдепа, это я скажу, я не помню таких случаев в истории дипломатии. Может где-то было, я не великий знаток, но 6 заявлений. Дипломатия до последнего старается не заявлять крайне вещи, оставляя пространство для маневра. А тут безапелляционно, четкие конкретные оценки, ну такое бывает обычно, когда ли приказ отдан, либо подписаны бумаги, что: «Давайте вперед!» Но я знаю, что, и опять же смотри директор ЦРУ Бернс, трое суток провел в Москве, при графике таких персон, это не реальные сроки. Обычно это утром прилетел, вечером улетел, ну максимум сутки там ждет, с ночевкой. Но трое суток, значит было чем говорить. И сигналы действительно не хорошие, и оценки действительно верные. Но остается надежда на то, что коллективное давление Запада и Украины, совместная отработка вариантов действий, поддержка, демонстрация поддержки, позволит остановить развитие событий по худшему варианту. Мы работаем над этим.

- ПОПОВА: Кстати, а вот то заявление в Mirror которая было по поводу 600 британских спецназовцев. Оно все-таки соответствует действительности? Они действительно под какую-то там тренировочную миссию будут отправлены в Украину или нет?

- АРЕСТОВИЧ: Ну 600 спецназовцев, это не тренировочная миссия. Это либо участие в боевые действиях, либо эвакуация британских граждан. Тут два варианта, наши ура-патриоты сразу закричали, что британцы буду жечь российские танки. Но даже если это и так, а пока министерство обороны наше это не подтвердило. Нет данных от британских партнеров, что лишний раз показывает, что возможно британцы сами сформировали и нам пока даже не говорят об эти целях. Это может быть эвакуация, может быть участие в боевых действиях, но, если это даже участие, они никогда об этом не скажут. Они вообще не скажу в целях такого формирования, потому что это 22-й полк SAS, и вся их деятельность секретная, они не будут говорить о цели. Нам, конечно, может быть и скажут. Возможно, мне не говорят, потому что у меня нет допуска к государственной тайне. Но не формально говорям: «Мы пока не знаем». Может уже даже знают, но просто мне не говорят. Но в любом случае британцы точно не скажут зачем это. Это ж не Вагнергейт. Только в Украине можно печатать секретные документы в открытых СМИ выбрасывать, махать на пресс-конференциях кипой бумаг с подписью «державная тайна», «цілком таємно» и так далее. А в нормальных цивилизованных странах нет такого.

- ПОПОВА: С другой стороны, Швеция в открытую сказала, что мы отправляем на тренировочную миссию в рамках каких-то миссий ЕС.

- АРЕСТОВИЧ: Но британская миссия и так здесь работает «ORBITAL» и американская здесь работает. Постоянно они находятся на ротационной основе уже много лет. То есть дополнительно 600. Но это же элитный спецназ высшего мирового уровня, у которого все учились, в том числе американцы, по образцу создавали.

- ПОПОВА: Извини, но даже для эвакуационной миссии, я не уверена, что у них такое количество было даже в аАфганистане, когда им нужно было там вывозить тысячи людей.

- АРЕСТОВИЧ: Это правда. Но вполне если такая группа сформированна и готова к участию боевых действий, тем лучше для нас и тем хуже для России. Эти парни дело знают и знают его очень крепко.

- ПОПОВА: Уволенная команда Kyiv Post запускает новый проект. Главредом станет Ольга Руденко, которая раньше была заместителем главного редактора. При этом мы слушали за последние две недели разные версии. От того, что сначала они рассказывали, что на них давил Офис президента. Потом они, правда, сказали: «Нет, на нас не давил Офис президента». Потом они сказали: «На нас давил Офис Генерального прокурора». Генеральный прокурор очень удивился. Теперь они сказали: «Нет, мы все-таки запускаем новый проект и названия пока нет». Я вот просила Ольгу Руденко прокомментировать, она пообещала, что, когда им будет что сказать, они обязательно скажут. А как ты ко всей этой истории относишься? И главное, зачем нужно были вот эти вот сначала голословные обвинения? А теперь выяснилось, что спор двух субъектов –бывшего главреда и владельца. Одни перезапускаю, а другие запускают новый проект, который пока не имеет названия. Это плюс, минус, как ты относишься?

- АРЕСТОВИЧ: У нас в любой непонятной ситуации стало принято говорить журналисту про давление Офиса президента. Это гарантия того, что вылетает новость в топы, а дальше всегда можно внести поправки. Возможно, это был технологический прием использован. Но я тебе могу сказать, что год находясь в информационном обеспечении вице-президента, принимая участие во всех совещаниях (открытых, закрытых, коротких, длинных), я не разу не слышал название Kyiv Post. А я там многое слышу и очень многое знаю. Поэтому как бы ни разу Kyiv Post не звучало. Но кому-то понадобилось сказать, что мы на них давили. Мы не знаем плакать или смеяться, потому что Подоляк, отвечающий за все это, никогда не говорили о Kyiv Post, нигде, никогда, не с кем. Если бы мы хотя бы квалифицировали публикации Kyiv Post как проблему. А как их квалифицировать как проблема, если это был образец умеренной и взвешенной журналистики.

- ПОПОВА: Еще и на английском языке, который на внутреннего потребителя вообще никак не влияет. На самом деле там же небольшие были покрытия, небольшие просмотры.

- АРЕСТОВИЧ: Не являются Kyiv Post проблемой для Офиса президента ни в каком варианте. И ни разу мы о нем не дискутировали. Но видимо, как тех прием обвинить и вылететь в топ, поднять новость, это сработало. На сколько это соответствует стандартам журналистским, я не знаю. Мне кажется, что не очень.

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma