Enigma Enigma

Виктория Солодухина

2020-06-06 05:06:28 eye-2 3030   — comment 0

Странная история про анализы.

- Привет, коллега!

- Вот еще, будет всякое гоVно меня коллегой называть!

- Так и ты и я из «внутренних органов».

Старый анекдот

Странная вещь случилась…

Ожидаемая, но от этого не менее странная…

Помните, я рассказывала, как моей подруге организовали эксгумацию, чтоб мы не смогли задать неудобные вопросы на Рабочей группе в ОПУ?

Не помните? Ща, коротенечко….

Помните, я рассказывала, как мы разговаривали с ребятами, которых освободили из плена. Со многими ребятами. И как нашли пацанов, которые в лагере для пленных в Снежном, сидели вместе с сыном моей подруги, которого тут, дома, в Днепре,  вот уже шесть лет кряду, пытаются похоронить. Вернее, пытаются закрыть вопрос, отмахаться от моей целеустремленной и решительной подруги.

Так вот, когда мы с ребятами беседовали, то всплыла интересная деталь. После освобождения их опрашивали. Много раз. И СБУ, и Военная прокуратура и еще куча всякого народу. Каждый раз им задавали вопрос: с кем еще ты сидел? кто был рядом с тобой? кого ты видел? И они много раз называли имя сына моей подруги. Не просто «один парень», а фамилию, имя, бригаду…

А теперь, внимание, вопрос:  ПОЧЕМУ МОЕЙ ПОДРУГЕ НЕ СООБЩИЛИ О ТОМ, ЧТО ЕЕ СЫН ЖИВ И НАХОДИТСЯ В ПЛЕНУ?

Это ноябрь 2014г. Почему матери не сообщили, что ее сын в плену? Почему он не был внесен в списки на обмен? И КОМУ ЕЩЕ, точно так же, не сообщили, о том что их сын жив и находится в плену?

И главное:

Где эта информация? Где люди, которые допрашивали освобожденных? Протоколы допросов, не все, военная тайна меня не интересует, только в части «кто был рядом? кого видел?»

На тот момент, осень 2019г, мы с подругой входили в состав Рабочей группы при офисе Президента по помощи семьям пленных и пропавших безвести(правда потом оказалось, что нет такой рабочей группы, нас просто год пускали посидеть на сткльчиках в офисе президента). Ну, в любом случае,  мы попросили вызвать на заседание этой самой Рабочей группы представителей СБУ, которые в ноябре-декабре 2014г занимались опросом освобожденных из плена. И представителей Военной прокуратуры, которые проводили параллельные опросы. Мы хотели увидеть людей, которые конкретно опрашивали пацанов, что сидели в лагере вместе с Андреем.

И вот тут начались чудеса:

Заседание Рабочей группы назначили на четверг,  на 14 ноября на 15-00. В Киеве, в помещении ОПУ. И вдруг, на этот же день назначают эксгумацию того самого тела, которое уже шесть лет  пытаются назначить Андреем, сыном моей подруги. Вдруг, совершенно неожиданно, звонят: «Ядвига Зигмундовна, тут на четверг назначена эксгумация, вы будете присутствовать?»

- Так я же не просила делать эксгумацию и повторную экспертизу! Так вы ж должны были заранее известить!

- А мы вам письмо по почте отправили.

Кстати, письмо это, по почте отправленное, мы так и не смогли найти, вААще…

Короче, Ядвига Зигмундовна, у вас эксгумация, а не рабочая группа.

Совпадение? Возможно.
А что на счет военного прокурора, которого пригласили, и который согласился придти на заседание этой самой злосчастной рабочей группы?

А его вызвали на переаттестацию.  На четверг, на 14 ноября, на 15-00.

А что насчет тех самых сотрудников СБУ, которых мы так жаждали увидеть? А ХЗ. Никто не отзвался… отсюда делаем вывод….

Совпадение? Ну, чего на свете не бывает… Чего не бывает? Ну, например, не несут ответственность за свои поступки негодяи и мерзавцы, играющие человеческими судьбами.

Кстати, тому прокурору, единственному достойному в этой истории человеку,  устроили «не прошел аттестацию». Такое впечатление складывается, что если у человека выявлен  «ген порядочности»,  то ему не место во «внутренних органах».

Ну, а теперь главное: про эксгумацию. Хотя нет, за Баха – ближе к ночи… Про эксгумацию, и про то, как ее проводили, я расскажу вам в следующий раз. Это отдельная, очень невеселая история…

Я про результат анализа ДНК. Про 99,9999%.

Вот честно, я пытаюсь понять, как такое возможно.
Причем вариант Ядвиги, что «эти твари вообще не делали экспертизу» я отбрасываю.  Мы знакомы с руководителем лаборатории – очень приличный человек. Верю в его профессионализм. Человеку верю, системе – нет!

Итак, где, в каком месте, вмешивается система и спотворюе результат?

Ну, потому, что не может человек быть жив, находится в тюрьме у террористов, где его видит куча народу, и в тоже время быть телом, что лежит на Кушугумском военном кладбище, в 40 км от Запорожья. Так не бывает.
 

Мы с вами уже договорились: мы верим людям, сомневаемся в системе.

Что же тогда? Как?

Вспомнился один момент.

Проводим круглый стол в нашей,  Днепропетровской ОДА, по проблемам семей пропавших безвести, приуроченный к дню Матери, еще  в 2018г. Один из выступающих говорит: «Мы вернули матерям  1000 их сыновей. Провели опознание по ДНК»

Вопрос  зала: «А как к вам мертвые попал Андрей Лозинский, если мы с ним сидели в одной камере в Снежном?» Это приехал на круглый стол один из парней, которых мы нашли, чтоб поддержать мать пропавшего товарища.

И ответ: «Так это не мы. Мы делаем анализ, а результат  - это МВД. Спрашивайте у Авакова!»

 

Спрашиваю: как такое может быть? Почему повторяется вновь?

И вопрос из русской классики, но не менее актуальный сейчас, в Украине: ЧТО ДЕЛАТЬ?

Вот реально, если понимаешь, что система хочет смерти конкретного мальчика, Андрея Лозинского, ЧТО ДЕЛАТЬ?

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma