Enigma Enigma

Alex Noyt (Oleksandr Maliuchenko)

2020-06-08 16:59:08 eye-2 3221   — comment 0

Суд на российскими убийцами пассажиров МН-17 (Текстовая трансляция)

Сегодня продолжился суд над российскими убийцами сотен пассажиров рейса МН-17, который прервался на время карантина. Очень интересный текст процесса, который перевела Natasha Belova

Я так детально пишу про суд, чтобы вы поняли наконец-то, почему следствие длилось 6 лет, что следствие закончено частично(!) и почему не судят лично путина. Чтобы вы поняли сколько информации, свидетельств и фейков нужно было обработать до презентации.
Суд в Нидерландах независимый и основывается на доказательствах, а не на эмоциях и чьём то желании.

Судья: за время с предыдущего заседания суда в дело добавлены новые снимки, видео и показания свидетелей, а также, например, экспертиза данных радаров. Аппеляция защиты на решение суда о приобщении к делу показаний 13 анонимных свидетелей (которым угрожает опасность) была удовлетворена только по одному из них по техническим основаниям. Однако показания этого свидетеля уже в деле, поэтому ничего не поделаешь. «Малайзийские Авиалинии» заявили, что не желают принимать никакого участия в судебном процессе.
Защита жалуется, что 2 человека и десяток с лишним помощников не смогли за 4 месяца изучить дело, в котором 40 000 страниц, жалуется, что дело сложно читать, потому что там много технических данных про ракеты, поражающие элементы и радары.
За 4 месяца специалиста нанять не успели.
Защита: мы можем изучать дело только с двух ноутбуков, что обусловлено соображениями безопасности. Но это неудобно.
Бумажное дело нам выдали только по решению суда, однако пока его у нас нет.
Защита переходит к жалобам на коронавирус, пересказывая историю введения карантина в Нидерландах и России.
Границы в России закрыты, локдаун не снимают, Зум у нас не запускается.
Защита хотела 2 недели провести в России, чтобы рассказать Пулатову о материалах дела и обсудить с ним стратегию защиты.
Жалуется, что обвинение в деле по MH17 развязало кампанию дезинформации против России (а хакеров, которых голландцы задержали, видимо, подбросили). Защита: из-за русофобской прокуратуры мы боимся, что прокуратура будет подслушивать наши разговоры с клиентом по телефону или интернету.
Защита: с Пулатовым нам пришлось бы работать через переводчика, а находясь в одном помещении, это проще, чем удаленно. Удаленный перевод занял бы больше времени, поэтому потребовалось бы больше денег на переводчиков (?).
Защита: нам потребовалось бы 2 недели в России, чтобы построить доверительные отношения с клиентом. Нам потребовалось проконсультироваться с техническими экспертами, но у них тоже Зум не запускается, вот незадача.
Защита пытается оспорить юрисдикцию Нидерландов в отношении гибели MH17, поскольку он упал в Украине, да еще и в зоне боевых действий (удобно, когда Россия ветировала создание международного суда). Защита утверждает, что Пулатов был участником боевых действий, поскольку ополченцы тоже могут ими быть. Соответственно, у него есть частичная неприкосновенность, поэтому юрисдикция Нидерландов на него не распространяется. Защита: мы хотели бы послушать вместе с нашим клиентом прослушки, в которых, как утверждается, слышен голос нашего клиента.
Пока в России не снимут локдаун и мы не сможем послушать эти прослушки с клиентом в теплой ламповой обстановке лицом к лицу, суд надо приостановить.

Обвинение задаёт вопросы защите.
"Мы вас правильно поняли, что вы с вашим клиентом вообще не общались с момента введения карантина?"

"Напомним также, что тайна отношений адвоката и клиента в Нидерландах гарантирована законом".
Если же Пулатова слушают хакеры из ГРУ, то ему вообще нечего бояться, потому что его версия полностью соответствует российской.
Обвинение: Вы просили перевод всех документов, в связи с этим вопрос: Пулатов хотя бы тот сокращенный перевод, что мы в марте вам передали, вообще читал? И еще вопрос, как вы дальше работать собираетесь, если вам для каждого ходатайства нужно в Россию летать?

Защита: мы с клиентом общались только через его российскую адвокатку Кутьину. Дело даже не в том, что его могут прослушивать, а в том, что нам нужно строить с клиентом доверительные отношения.Защита: во-первых, мы не знаем, прочитал ли Пулатов какие-либо документы, а во-вторых, там только 134 страницы, а еще 39000 с лишним не переведены (чтобы мы могли не знать, прочитал ли он еще и эти 39000 страниц).

Обвинение: если Пулатов сам не хочет общаться с защитой, то это проблема Пулатова, а не наша.
Если Пулатов не может общаться с защитой, то мы ждем объяснений, почему.
Кроме того, на доверительные отношения у вас было два месяца до всяких локдаунов.
Обвинение в адрес защиты: вы еще говорили, что вы хотите лично проконсультироваться с экспертами, пожалуйста, уточните, с какими — а то еще экспертов из Бразилии захотите опросить, а там до снятия карантина еще как... ну, до Бразилии.

После перерыва обвинение предъявите все материалы.

Выступает сторона обвинения. Обещают, что рассказывать о ходе расследования будут несколько дней.
Обвинение: мы представим материалы дела и поясним, почему мы пришли к заключению, что расследование дела MH17 _частично_ завершено (видимо, в отношении обвиняемых как минимум).

Обвинение начинает с рассказа о ситуации на востоке Украины.

На момент сбития MH17 там происходил конфликт между украинскими властями и вооруженными группировками, который начался в феврале 2014 года.
Вооруженные группы захватили административные здания и стали применять систематическое насилие к местным властям и гражданам, не разделявшим их желания присоединиться к российской федерации. Многие представители вооруженных групп были россиянами, а не украинцами, однако мы для простоты все равно будем называть их сепаратистами. Российская Федерация приняла и принимает активное участие в создании ДНР и ЛНР, мы далее этого подробнее коснемся.
Показали карту.
Обвинение: место падения Боинга, маршрут Бука и место пуска находились на подконтрольной сепаратистам территории. На месте падения работали представители ОБСЕ и журналисты, однако они имели опасения, что сепаратисты будут их незаконно удерживать. Таких случаев в 2014 году было предостаточно.
Это затрудняло следственные действия. Только летом 2015 года нам удалось провести следственные действия в районе места событий. Конфликт усложнил эти действия, например допросы свидетелей.
Следствие усложнялось и обструкцией со стороны Российской Федерации. Кроме российских чиновников, многие лица обращали внимание на фейковые или несуществующие доказательства, и во многих случаях, по некоторым данным, получали деньги от РФ.
Обвинение: с самого начала следствия стало понятно, что стороны обвиняют друг друга, и что не все примут выводы следствия. Поэтому мы особо серьезно подошли к верификации доказательств.
Обвинение: мы проверяли свидетельства, сопоставляли их друг с другом и пытались найти альтернативные свидетельства, в том числе свидетельства о взрыве на борту, сбития самолетом, сбития из другой системы ПВО, сбития украинским «Буком».
Обвинение показывает позиции сепаратистов в районе места крушения MH17. Там по-прежнему шли бои, поэтому криминалистическую экспертизу было невозможно.
Обвинение: мы не могли получить доступ к месту крушения без согласия ДНР, а поскольку страны, из которых были жертвы, ДНР не признают, поэтому пришлось вести переговоры через ОБСЕ.
Обвинение: первым приоритетом работы на месте крушения было возвращение и опознание тел, затем последовало расследование авиационной катастрофы (отчет по нему был опубликован в 2015 году). С ноября 2014 по май 2015 года Бюро по безопасности Нидерландов собирало обломки, потом их собрали на авиабазе в Нидерландах и над ними одновременно провели криминалистическую и авиационную экспертизу.
Криминалистическая экспертиза на месте стала возможной только к маю 2015 года, однако к тому времени это было малоосмысленно. Тела и обломки изучали в Нидерландах.
В июне 2015 г изучали предполагаемые места пуска и сотовые вышки (для уточнения координат телефонов на прослушках).
Схема расследования:

1. Был ли взрыв, и если да, то внутри или снаружи MH17?

2. Какого типа боеприпас использовался?

3. Откуда был произведен запуск?

Обвинение заранее извиняется перед родственниками за техническое и бездушное описание криминалистической экспертизы тел.
Обвинение: мы задавали вопрос: есть ли в обломках, телах или вещах что-то, чего нельзя ожидать при простом падении самолета? Если мы такое видели, мы продолжали расследовать.
Криминалистическая экспертиза проводилась в Нидерландах, Великобритании, Украине, Финляндии (финские «Буки») и в других странах следственной группы.
Показывают как именно проходила экспертиза.

Переходят к экспертизе, проведенной в Украине.

В октябре 2014 года в Малине разобрали две ракеты «Бука» — 9М38 и 9М38М1. Впоследствии отдельно изучили их боеголовки, двигатели и стартовые секции.
Обвинение: оказалось, что и у ракеты 9М38, и у ракеты 9М38М1 были идентичные боеголовки - 9Н314М.
В них обнаружили поражающие элементы и сохранили их для сравнительного исследования.
Из ракет было взято топливо, а впоследствии — образцы почвы с места предполагаемого пуска для сравнительного изучения.
В ноябре 2014 года в Даниловке изучали украинский комплекс «Бук». В Финляндии разобрали и провели 3D-cканирование ракеты, также провели полигонное испытание подрывом боеголовки. Это позволило установить траектории и скорости полета отдельных фрагментов.
Обвинение: изображения с камер после теста в Финляндии оказались непригодны, поэтому пришлось провести еще два полигонных испытания в Украине (с подрывом боеголовки и целой ракеты), а также измерить тягу ракеты, чтобы определить место пуска.

Чем это отличается от эксперимента Алаз-Антея: там пытались доказать, что рисунок повреждений на «Боинге» не соответствовал прилету ракеты из района Снежного.

Эксперименты международного следствия показали просто, как взрывается ракета «Бука» и куда что с какой скоростью летит.

Таким образом, у следствия были как фрагменты целых, так и взорвавшихся ракет для сравнения с «посторонними объектами», найденными в обломках MH17.

Кроме того, они знали тягу двигателя ракеты в каждый момент времени, что позволило восстановить траекторию ракеты.
Обвинение: пробы почвы брали случайным образом с возможных мест пуска в разных точках Украины.

Собрали также справочные материалы с украинской базы в Краматорске, откуда в декабре 2014 года были пуски «Буков».
Даже на базе в Краматорске, где мы знали, что пуски «Буков» точно недавно имели место, мы не нашли следов топлива в образцах почвы. Поэтому неудивительно, что на собранных через полгода образцах почвы с предполагаемых мест пуска 17 июля мы тоже ничего не нашли.
Кроме того, другое исследование установило, что остатки топлива быстро испаряются, поэтому было принято решение исследование образцов почвы больше не проводить.
Очень подробно объясняют результаты экспертизы.
Обвинение: по российским источникам, фрагменты в виде бабочек есть только в боеголовках 9Н314М, а не в 9Н314, причем эти боеголовки бывают соответственно в ракетах 9М38М1, а не 9М38. Однако мы обнаружили в украинской ракете 9М38 боеголовку 9Н314М.

Теперь прокурор рассказывает про техническую и правовую сторону прослушек СБУ. Уточняет, что переданные прослушки чаще всего служили основой для начала расследования, а не доказательствами сами по себе.
Мозговой и Хмурый (в разных разговорах) обсуждает переговоры по закрытой связи, июнь 2014. Упоминаются телефоны, которые в ДНР передавала ФСБ.
Гиркин учит Бородая, как включать на ФСБшном телефоне закрытую связь.
Обвинение: некоторые переговоры были зашифрованы, нам не удавалось их перехватить.
Позывные тоже усложняли идентификацию участников переговоров.
Подлинность прослушек подтверждалась телекоммуникационными данными, в том числе от иностранных провайдеров, уточнением положения вышек, подтверждением по открытым источникам, что обсуждаемые события действительно происходили, и признаниями самих участников разговоров. Нолландские эксперты уточнили местоположение в Украине некоторых сотовых вышек. Их положение позволяет примерно установить, откуда делался тот или иной звонок.
Уточненные положения вышек: поле южнее Снежного, центр Снежного, поле к северу от Снежного, поле к югу от Зарощенского.
Кроме того, проверили вышки на маршруте «Бука» и на месте компании, которой принадлежал трал, на котором его возили.
«Власти ЛНР» ничего измерять не разрешили. При этом само под себе соединение телефона с определенной вышкой не означает, что телефон в этот момент находился поблизости от нее. Нужно дополнять другими данными.
Также массово проверяли телекоммуникационные данные, например, проверяя, соответствует ли номер IMEI номеру телефона, или возникают необъяснимые расхождения. Мы обратились к польским и испанским провайдерам, переданные нами метаданные украинских провайдеров совпадали с их данными в случае разговоров с этими странными. Также некоторые участники переговоров подтверждали факт этих разговоров, например атаман Козицын. Кроме того, различные свидетели заявили, что узнали голоса участников переговоров, которые мы опубликовали на нашем сайте. Кроме того, мы старались спрашивать самих участников. Так, Безлер нам подтвердил, но заявил, что разговор был в другой день (это оказалось не так). Проверяли также события, соответствующие переговорам. Например, 27 июля в Донецке пропал голландский журналист, о чем Дубинскому звонили из Москвы, а 29 июля заметка о задержании журналиста вышла в его газете. Другой пример - доклад Гиркина в Москву 13 апреля о ранении командира АТО, о чем 14 апреля сообщил Аваков. 16 июня - Дубинский докладывает о сбитии Су-25, о том же сообщает BBC со слов сепаратистов. Обвинение: мы также отправили прослушки на экспертизу, чтобы расследовать конкретные обвинения в подлоге и манипуляции (а не «вывсеврети»).

Обвинение переходит к вопросу свидетелей.

Некоторые свидетели сами обратились в СБУ или были задержаны СБУ по другим делам, а потом допрошены в качестве свидетелей по MH17.
Другие свидетели обращались в органы других стран или к международному следствию. Обвинение: при этом мы не приобщали к делу показания тех свидетелей, которые видели падение самолета, но не видели, что произошло до этого. Мы также активно призывали свидетелей обратиться к нам на пресс-конференциях, по интернету и даже с помощью массовых СМС-рассылок на востоке Украины. Некоторые свидетели просили не делиться их показаниями с украинскими следователями. Для того, чтобы получить как можно более широкие свидетельства, мы удовлетворяли эти просьбы. Среди свидетелей есть украинцы, россияне, сепаратисты, военные эксперты и другие. Некоторые из них видели «Бук», пуск ракеты, другие говорят, что знали о вывозе «Бука» в Россию. Некоторые свидетели попросили об анонимности, другие просили убрать из их показаний информацию, которая позволяла бы установить их личность. Некоторые свидетели включены в различные программы защиты свидетелей по уголовно-процессуальному кодексу Нидерландов. Анонимность свидетелей не означает, что им нельзя доверять. Так, следственные судьи изучали их биографии и проверяли их более ранние показания на стройность, а также проверяли их документы и телекоммуникационные данные, подтверждая наличие на месте.
Суд отклонил апелляцию защиты Пулатова на решение об анонимизации свидетелей (кроме одного, по процедурным соображениям), сочтя, что следственный судья провел достаточное расследование в отношении анонимных свидетелей.

Обвинение переходит к описанию фото- и видеоматериалов, на которых в том числе были запечатлены обломки, «Бук», выгоревшее поле и так далее.
Большинство были найдены в интернете, по каждому указано, как они были найдены и как проверена их подлинность.
Обвинение: мы также учли расследования журналистов, сообщения свидетелей в социальных сетях, заявления властей «ДНР», РФ и США. Всю эту информацию нам пришлось собирать и обрабатывать.
Мы подходили к сбору информации максимально широко. Все найденные в интернете данные были сохранены, потому что они могут быть удалены или отредактированы. На первом этапе мы изучали только публичные страницы, доступные всем в интернете.
Там нашлось много важной информации: от фотографий и видео до показаний свидетелей и заявлений подозреваемых.
В дальнейшем мы использовали с санкции следственного судьи дополнительные полномочия, которые позволяли нам проникать, например, в закрытые части интернет-форумов.

Заседание продлится завтра. Обвинение продолжит.

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma