Enigma Enigma

DEM SOKYRA

2019-11-26 16:26:37 eye-2 3383   — comment 0

Я наверное немного поясню про платные митинги, а то не все улавливают далекоидущие последствия.

В цивилизованном и, что главное, устоявшемся политическом социуме митинги и протесты играют роль индикатора. Термометра, показывающего градус накала общества и одновременно самый простой и быстрый соцопрос по теме. Заявил о законопроекте – выгляни в окно. Если под окном десять человек – всё ок, если тысяча – не очень хороший законопроект, если окно выбито камнем – законопроект плохой, если окно на девятом этаже и тебя к нему тащат – просто пиздец какой плохой. Социологию делать долго, дорого и муторно, а ни митинги ориентируется весь политикум (впрочем, как и на лайки в соцсетях, просто лайки тебя редко тащат к окну на дефенестрацию, даже если ты в старой доброй Праге). Впереди всегда выборы, позади всегда политические противники – если твои действия плохи, митинг хоть кто-то, да соберёт.

В Украине всё, разумеется, иначе. Митинги у нас на 95% не митинги, а проявление карго-культа, а если точнее – демонстрация того, сколько денег готов вкинуть твой противник, чтобы доставить тебе проблем.

Обычные приметы типичных украинских митингов:

1. Всегда или почти всегда есть телекамеры, которые точно знают, у кого брать комментарии. Зачастую митинг и делается ТОЛЬКО для телекамер, когда заранее проплачивается съёмка и выход сюжета, в котором расскажут про всенародный протест против чего надо на какую надо тему.

2. Сама тема или максимально проста (на примере митингов нынешних под Нацбанком: «они нас обокрали, всех долой») или максимально неизвестна и непонятна широкому загалу («Скажем нет реструктурированию облигаций инвестиций фелляций млекопитающих семейства Ornithorhynchidae в третьем квартале текущего календарного года»). Первый вариант берётся когда надо «раскачать» структуру или руководителя (как вот сейчас Бене надо пошатать Нацбанк), второй вариант заходит когда заказчик митинга хочет решить свой узкопрофильный вопрос, на что и намекает таким способом.

3. Люди на митинге будут максимально необщительны с вами и особенно с журналистами. Это самый верный признак для простой проверки. НОРМАЛЬНЫЙ митинг сам по себе – это способ человека решить СВОЮ проблему, или то, что кажется ему проблемой, он выходит на митинг именно для того, чтобы его заметили, он жертвует своим личным временем именно для того, чтобы высказаться. Он может плохо или неглубоко знать тему, но она его волнует и он ХОЧЕТ о ней поговорить. На акциях против капитуляции или вообще на демсокировских акциях можно совать камеру под нос ЛЮБОМУ участнику митинга, и вы услышите его мнение о проблеме. На платной акции (пример в прошлом посте) люди будут уходить из-под объектива или отвечать что-то типа «За чо надо, за то и стоим».

4. Чаще всего вы не слышали об платной акции. Никто не рекламировал её, никто не собирал людей в открытую (разве что на закрытых площадках для найма людей «на постоять»). Исключение – акции политических партий, у которых нет «улицы», то есть людей, готовых ради этой политсилы жертвовать своим личным временем и комфортом. Тут может быть анонс по телевидению или партийным каналам (вдруг кто придёт бесплатно).

5. Митинги резко заканчиваются (чаще всего это происходит в начале часа и связано с тем, что тайминг митинга согласован с заказчиком: «стоим с двенадцати до двух, оплата почасово») и все люди куда-то уходят строем без объявления (спойлер: сдавать флаги и забирать деньги).

6. Большая часть участников – пенсионеры или студенты. Тут и объяснять ничего не надо. Бедность не порок, а средство передвижения по митингам.

7. Тотальная пассивность участников. Кто был на нормальных митингах, тот знает, как на самом деле трудно управлять людьми. Кто-то начинает скандировать что-то своё, кто-то хочет более радикальных действий, кто-то не согласен с выступающим и свистит. На последнем выступлении на Майдане кто-то всю речь кричал из-под сцены «ГУДЫМЕНКО БУДЬ ЗЛЕЕ БУДЬ АГРЕССИВНЕЕ» – так вот этого не будет на платном митинге, там не все знают и имя выступающих. Скажут покричать «Ганьба» – покричат. Не скажут – не покричат. А зачем?

8. Ненормальная численность и активность. На этом бы я остановился подробнее.

Кто пытался хоть раз собирать людей на акции, то знает, насколько это сложно. А в партии за акции отвечаю лично я, поэтому я знаю это как никто. Собрать 100 (прописью: сто) человек в одном месте могут единицы политсил или активистов. Е-ди-ни-цы. В Киеве. В регионах так и вообще нечего говорить. Особенно в будни. Особенно в холод или дождь. Особенно по не самой раскрученной или не самой травматичной теме. И обычно через час-два народ начинает рассасываться. Это нормально, это как раз признак здорового митинга: у кого-то дети, кто-то устал, кому-то поплохело. Когда выходит Коломойский и ртом ведущего 1+1 говорит, что уже неделю с утра до вечера под Нацбанком тусит 1000 человек – это ад. Если в цивилизованном мире тысяча человек, сорвавшись с работы, с которой могут уволить, или из дома, где тепло и комфортно, сидит где-то неделю – это значит что пиздец в вопросе достиг катастрофического масштаба. У нас это означает просто, что у кого-то много денег и накопились нерешённые вопросы.

В итоге украинский политикум лишён важнейшего индикатора человеческого недовольства. А мы потом удивляемся, почему у нас революции постоянно. Да потому в том числе, что все эти деятели политического искусства привыкают к тому, что митинги против них кем-то оплачены (да ведь и сами оплачивали). А потом глядь в окно – а там Майдан.

Доклад окончил.

Картинка просто так.

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma