Enigma Enigma

Tetiana Popova

2021-11-14 05:30:05 eye-2 3516   — comment 0

Пионтковский: "Не дай Бог вставить в тело Украины 2 оккупированные территории"

Вторая часть программы «Совет нацбезопасности», в которой Татьяна Попова обсудила возможное обострение на границах с Украиной с генералом-лейтенантом запаса, бывшим заместителем начальника Генштаба Вооруженных сил Украины Игорем Романенко, а также с Андреем Андреевичем Пионтковским – аналитиком из Вашингтона.

Полную версию смотрите здесь:

Первую часть смотрите по ссылке:

https://enigma.ua/articles/effektiven-li-udar-bayraktarom

- ПОПОВА: Мы видели эффективность Байрактаров в Нагорном Карабахе на последнем обострении. Как оно может приостановить внедрение этих гаубиц, минометов и другого на Востоке? Сможет ли информация о том, что у Украины есть такая новая технология остановить дальнейшие боевые действия?

- РОМАНЕНКО: Надо реализовать философский подход, закон философии, говорящий о перерастании количества в качество. То есть, если у нас сейчас 6 в воздушных силах и 6 уже в военно-морских силах. Причем эта вторая партия, усовершенствованные и их дальность управления увеличена вдвое – до 300 км. Поэтому уровень применения может идти на тактическом уровне, ниже военного. А чтобы говорить о принципиальном влиянии на войну, нужно, чтобы они были разные, их было много и тогда это переросло в стратегический подход.

- ПОПОВА: А сколько было у Азербайджана Байрактаров?

- РОМАНЕНКО: Я хочу ответить словами Путина. Он на это отреагировал и сказал: «у нас две тысячи». Во-первых, таких как эти Байрактары у них вообще пока нет, проходят экзамены, и они еще не закончены. А из того, что есть, это в основном разведывательные, ретрансляторы, корректировщики и прочее. Они их используют, их большое количество. А именно таких разведывательно-ударных оперативно-тактического уровня как Байрактары, по сути, у них нет. Поэтому применение нашей стороной даже на тактическом уровне ведет к существенному эффекту. Нужно вообще понимать, что Россия большое государство, более мощные вооруженные силы. У них преимущества в бронетехнике, в боевых летательных аппаратах, в ракетах, в ядерном оружии. Мы каким образом можем противостоять? Во-первых, чтобы изменять наличие вооружения и техники в Вооруженных силах Украины на современные. И второе направление – это поднимать уровень обученности, натренированности наших Вооруженных сил, делать их эффективными. И отвечать таким образом как применяется асимметрически, то есть если это оружие настоящее, они были не готовы как армяне Нагорного Карабаха были не готовы. Потому что там оставались советские подходы, техника, вооружение и т.д. А у азербайджанцев современное натовское, в том числе турецкое, израильское вооружение, но 21 века. И в этом противостоянии, в этой войне, победил современный подход. Хотя мы не можем сравнить гражданское направление, если мы широкомасштабно начнем воевать с россиянами, потому что там потенциал более или менее одинаков, хотя современный и за счет этого азербайджанцы реализовали этот потенциал по вооружению и технике. У нас нет таких возможностей. Поэтому это применение говорит о том, что нам как можно скорее нужно перевооружиться на современную технику, вооружение, поднимать уровень обучения и быть готовым к тому, чтобы все это применять и быть готовым к народной войне. Поэтому у нас принято законодательство о национальном сопротивлении, у нас сформирована территориальная оборона. Путина останавливают не столько все действия союзников и так далее, а в первую очередь уровень подготовки государства, народа нашего и вооруженных сил. Это в первую очередь его останавливает. Если они пойдут, то это будет, к сожалению, кровавая баня.

- ПИОНТКОВСКИЙ: Это может, конечно, оперативно-технические вопросы обсуждать, я бы не хотел это делать. Тем более мы политические уже все обсудили. И я совершенно с вами согласен, что Путин никогда с Украины не слезет. Посмотрите вчера на его бешенное лицо, когда он на этом военном совещании в Сочи угрожал украинцам. Единственное, что их удерживает или от крупномасштабного вторжения или от каких-то разрушительных бомбардировок вплоть до украинских городов, это та реакция, те адские санкции, которые последуют с Запада и то сопротивление военное, которое окажет украинская армия, которая приведет к большим потерям российских военнослужащих, которая будет неприемлема для русского общества. Поэтому еще раз повторю, мы возвращаемся к одному и тому же, нужно готовится каждую минуту к российской эскалации, но в то же время иметь ввиду ту игру, которую пытается вести сейчас с Соединёнными Штатами пытаясь лично обыграть Байдена, как Путину удавалось в Женеве и в Хельсинки.

- ПОПОВА: Мы об этом говорим последние 5 лет минимум. О том, что выборы по стандартам ОБСЕ, украинской Конституции.

- РОМАНЕНКО: Для того чтобы это обеспечить, чтобы это не было в течение еще впереди 10 лет, нужно закончить эти соревнования. Сейчас если не пойдет, говорить это принимается, это не принимается российской стороной. И отходить на план В, С и так далее.

- ПОПОВА: Какой именно план В и С?

- РОМАНЕНКО: Была информация от руководства государства о том, что если не удастся Минские соглашения, то Данилов говорил о 6-7 вариантах, разработанных в СНБО. Один из них – если не складывается, тогда будет Кипрский вариант. Это тот, о котором вы говорите "стена" на Кипре.

- ПОПОВА: Да, только там стоят миротворцы и это очень дорого стоит Кипру.

- РОМАНЕНКО: Возможно.

- ПОПОВА: Это точно. Об этом говорили.

- РОМАНЕНКО: По моему мнению, тогда надо отгораживаться от этого всего и заниматься реформами, развитием и всем остальным. Но все время ни рыба, ни мясо так не получится и долго так не удерживается эта ситуация. Мы уже говорили, к чему готовится Путин, и он будет смотреть, что после этих переговоров на уровне министров внешних дел, так и украинская сторона будет смотреть куда мы пришли. Потому что Минские соглашения были, мы многое совершили, подготовили участки, разминирование и все прочее. Но ничего не продвигается, потому что на это позиция Российской Федерации. Но ведь надо пройтись и показать, что здесь и здесь не продвигается, не реализуется украинская сторона, а российская. А с нашими союзниками приходить к тому, что мы останавливаемся и делаем, например, здесь «стену».

 - ПОПОВА: Вы же понимаете, что для того, чтобы там были миротворцы ООН, нужно решение Совбеза ООН, в которое входит Россия и они должны проголосовать за этих миротворцев. И не факт, что они проголосуют. Они предлагали это во времена Порошенко, мне кажется, это был 2016-2017 год. Это была идея России, что миротворцы на границе между Украиной и ОРДЛО. Но тогда Петр Алексеевич решил, что хочет миротворцев на границе с Россией.

- РОМАНЕНКО: Безусловно. А вообще, если не устраивает на одной границе или на другой, то я вижу, что миротворцы должны быть. Как это вообще делается? Есть исторический опыт такой, что нужно тогда реализовывать международное обеспечение этих выборов. А это значит, нужно вводить 3 международные структуры. Первая – международная администрация по подготовке к проведению выборов. Вторая – полицейская международная миссия по обеспечению этих выборов. Третья – военная миссия.

- ПОПОВА: Вы ведь понимаете, что Россия всего этого не позволит. Если она даже миротворцев на границе с Россией…

- РОМАНЕНКО: Вот она не разрешает, они не уходят. Мы показываем эту позицию, отгораживаемся и говорим, пока мы будем как страны Прибалтики…

- ПОПОВА: И вы думаете, что Россия сейчас согласится на миротворцев на границе между Украиной и ОРДЛО?

- РОМАНЕНКО: Я сказал, что это будет компромиссно. Не на границе одному или другому, а по всей территории, как это должно быть.

- ПОПОВА: Да нет, Россия на это точно не согласится.

- РОМАНЕНКО: Не согласится – значит все. Мы останавливаем эти обсуждения о том, чтобы продвигаться. Показали, что они этого не делают, мы переходим и отгораживаемся. Каждый живет как живет. И тогда вариант как страны Прибалтики. Сколько лет они там были в советское время, но они получили свою самостоятельность.

 - ПОПОВА: Уточняющий вопрос, вы думаете сейчас Россия в Совбезе ООН согласится на миротворческую миссию на границе с ОРДЛО?
- РОМАНЕНКО: Я говорю о том, что нужно выдвинуть обоснованные инициативы. Если согласится – будем продвигаться по международным законам, если не согласится – это все показать и сказать, что останавливаемся, мучаемся в каком-то смысле дальше, но делаем у себя реформирование и развитие.

- ПОПОВА: Послушаем, что думает Андрей Андреевич.

- ПИОНТКОВСКИЙ: Не дай Бог, что она вставит в тело Украины две оккупированные территории. Вы знаете, это также Сталин пытался. У Сталина было свое ОРДЛО – ГДР. И он предложил в 1952 году «А давайте господин канцлер осуществим отчаяние немецкого народа и объединим Германию. Включите ГДР, только ничего в нем не меняя. В нем останется и СЕПГ и Штази и Красная армия и все эти прелести». На что Аденауэр ему ответил: «Я предпочитаю быть канцлером половины Германии, чем политзаключенным в объединённой Германии». Такой же ответ дало украинское руководство всему этому плану объединения с ОРДЛО. Никогда он не уйдет добровольно из этого ОРДЛО. Поэтому все эти иллюзии нужно покончить. ОРДЛО и Крым вернутся в Украину после падения путинского режима, также как Прибалтика обрела независимость после падения советского режима. Только на этот раз придется ждать не 50 лет, а гораздо меньший промежуток времени судя по тем кризисным явлениям в России. Поэтому вы перечислили очень грамотно все варианты. Поэтому я удивляюсь почему Украина не использует активно свою позицию. Нужно настаивать на замораживании конфликта. С этим Зеленский пришел на выборы как «Партия мира». Что значит мир? Мир же в данной ситуации – это не возвращение оккупированных территорий, а перемирие, прекращение гибели людей. Для этого нужно введение международных миротворцев ООН. Вот это требование Украина должна четко выдвигать на всех площадках – в нормандском формате, ООН, в Совете Безопасности. Это лучшая гарантия эскалации российской агрессии.

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma