Enigma Enigma

Tetiana Popova

2022-06-20 13:30:00 eye-2 3722   — comment 0

Реальный ленд-лиз

Татьяна Попова для «Хроник войны» записала интервью с экспертом во вооружениям. Игорем Левченко из  «Центра исследования армии, конверсиии и разоружения».

Ниже первая часть интервью.

По ссылке видео версия:

ПОПОВА: Пентагон недавно обнародовал, видимо, ему надоело обвинение в том, что Америка ничего не поставляет, Запад нас бросил. Я думаю, что это, кстати, частично российский нарратив. Вот они обнародовали полный перечень предоставленного Украине вооружения. В этом списке они опубликовали, что передали 1400 переносных зенитно-ракетных комплексов Stinger; более 6500 противотанковых ракетных комплексов Javelin; более 20 000 других противотанковых средств, наверное, это ракеты или что-то другое. Напоминаю, что у нас из противотанковых NLAW, были немецкие Panzerfaust и из ПЗРК переносных были еще «Перун» или «Гром» польские. Может быть вы еще что-то помните, что было из этого?
- ЛЕВЧЕНКО: Британские ПЗРК: Starstreak. И «Мистраль» французский, но поставляли нам его не французы, а, по-моему, датчане. Также я бы сказал, что те же американцы и британцы достаточно много усилий приложили к тому, чтобы достать во всех уголках мира, в первую очередь в наших соседях в Восточной Европе, те, образцы техники советских и постсоветского производства, которые также нам массово поставлялись. Там поставлялись также системы ПВО, не только переносные, но и от войсковой «Осы» до С-300. Также нам, насколько я понимаю, поставлялись ракеты к этим советским системам, возможно к «Буку» даже. Не можем сказать, что это достаточно дефицитный боеприпас для нас, но всё равно, так как мы очень активно применяем ПВО на всех уровнях и на войсковом уровне машин, которые считаются обеспечивают ПВО сухопутных войск, то эти ракеты нам лишними не будут. Это если мы говорим о системах ПВО. Но и также нам поставлялись радары для усиления систем ПВО. То, что отмечается повышение эффективности ПВО страны, то есть это то, что перехватывают в первую очередь крылатые ракеты разных классов, по которым наносятся удары в глубине территории Украины говорит о том, что растёт как и выучка самих экипажов и расчётов наших комплексов ПВО, так и было растёт техническое оснащение.
- ПОПОВА: Нам уточнят, что Panzerfaust и NLAW – это противотанковые. Да, это была часть ПРК ПЗРК, собственно, вместе. Но это так Пентагон их объединил. ПТРК и ПЗРК в одной части. Далее американцы говорят, что поставили ещё 700 дронов-камикадзе Switchblade; 121 тактический беспилотный авиационный комплекс Phoenix Ghost; беспилотные воздушные системы Puma. Я даже про этот Phoenix Ghost и Puma не знала до того, как прочитала заявление Пентагона. Можете рассказать, что это? Чем они отличаются от Switchblade?
- ЛЕВЧЕНКО: Switchblade – это летающий снаряд с крылышками и пропеллером, грубо говоря. А вот эти беспилотники – это беспилотники тактического уровня. Но это та техника, которая обеспечивает корректировку артиллерии, которая обеспечивает разведку противника, как бы непосредственно на линии фронта и в глубине. Там несколько десятков километров глубина, которая позволяет эффективно работать в первую очередь артиллерии и реактивным системам залпового огня нашим. То есть это хорошая помощь.
- ПОПОВА: Ещё тут есть подпункт – ракетные системы с лазерной наводкой, но не уточняется какие. Что это может быть? И что оно даёт?
- ЛЕВЧЕНКО: Насколько я понимаю, речь идёт о ракетах, не помню точно название. Это ракеты, которые применяются для ведения огня с вертолётов и штурмовой авиации. Типа наших С-8, которые имеют систему наведения. То есть это система построена на оснащении неуправляемых ракет для вертолётов и штурмовиков системой лазерного наведения, когда осуществляется лазерная подсветка цели. Когда происходит пуск ракет, то они более точно попадают.
- ПОПОВА: В общем, это высокоточное оружие, название которых они не уточняют по какой-то причине.
- ЛЕВЧЕНКО: Это аналог наших систем С-8 только оснащенные лазерными головками для работы высокоточной при подсветке целей.
- ПОПОВА: А это не Brimstone случайно?
- ЛЕВЧЕНКО: Нет, это другое.

- ПОПОВА: Насколько Switchblade показали свою эффективность по вашей информации?
- ЛЕВЧЕНКО: Ну опять же, насколько я понимаю, какая-то обобщённая информация, с одной стороны, отсутствует. Потому что считается, что ещё недостаточно накопился опыт использования этих новых западных систем вооружения. С другой стороны, конечно, особо никто не будет распространяться. Возможно даже те страны, которые нам их поставляли и даже в большей мере фирмы-производители данных систем предоставляя нам это вооружение, возможно, выдвигали какие-то требования о том, что мы должны обобщить и поделиться с ними опытом применения и при этом это должна быть конфиденциальная информация. Но, если мы говорим о Switchblade, то их существует два варианта. То есть более легкий Switchblade 300. Это маленький дрон, который летит недалеко и несёт достаточно небольшой объём взрывчатки. И Switchblade 600, который по мощности сопоставим с миномётной миной, грубо говоря, а по дальности действия намного превосходят. То есть действуют, по-моему, до 40 километров, если я не ошибаюсь. Насколько я знаю, то, что мне попадалось, что этот маленький Switchblade 300, его использование было признано, в основном неудовлетворительным. Я знаю, что после первых поставок наша сторона отказалась от дальнейших заказов этих дронов.
- ПОПОВА: Польские Warmate нам передавали тоже барражирующие боеприпасы?
- ЛЕВЧЕНКО: Такая информация мне попадалась. Нужно понимать, что до войны поляки пытались наладить совместное производство данных систем в Чернигове на предприятии «Чезара». Но это всё не пошло в серию. То есть даже «Чезара» наша демонстрировала на выставках разные виды боеголовок к этому типу дрона. И термобарическую, и кумулятивную, и фугасную и учебно-имитационную какую-то. Но, насколько я знаю, что серийного производства в Украине налажено не было. Почему? Потому что, скорее всего, не было заказа от Вооруженных Сил и других силовых структур. Но если какие-то наработки подобного плана были, то скорее всего, возможно, даже где-то проводятся соответствующие мероприятия по налаживанию какого-то производства даже у нас. Опять же поляки нам предоставляли, в принципе, по максимуму всё, что могли. Даже если в своё время к данному комплексу у украинских военных были вопросы по его применению, по боевой эффективности до войны, то сейчас, конечно, мы рады любой помощи. И если нам их поставляют, а мне попадалась информация, что они, как минимум, применялись, то, скорее всего, они применяются. Но про эффективность вооружения, которое нам поставляется фактически последние 2 месяца, информации очень мало.
- ПОПОВА: Еще рано говорить.
- ЛЕВЧЕНКО: Нужно понимать, что во время войны эту информацию будут скрывать, как и наша сторона для того, чтобы враг не понимал, насколько это оружие эффективное и как ему противодействовать. Так и компании-производители данных видов вооружения, также не заинтересованы, например о том, чтобы было широко известно о слабых местах их продукции для того, чтобы это не повредило в будущем коммерческой стороне. Им легче в тихаря что-то усовершенствовать, допилить, грубо говоря, и на выходе получить более эффективные боеприпасы.

Продолжение в следующем блоге…

Підписуйтесь на наш Telegram канал Enigma